Античные толкования проблемы происхождения

Древние объясненья препядствия происхождения и развития
живого
Особо надлежит проговорить о развитии био познаний в
античности. Тут заслуги не водились настолько выдающимися, как в
астрономии и арифметике, но тем более внушительный прогресс
познания тоже был налицо. Античность воплотила функцию
первичного скопления эмпирического вещества о органических
явлениях и действиях. Это еще не научная биология, но теснее ее
отдаленные предпосылки.

Теснее древние натурфилософы направляли близкие взгляды на органический
мир и строили основные умозрительные схемы, изъяснявшие его
происхождение и развитие.Древние объясненья темы происхождения и развития
живого
Особо идет огласить о развитии био познаний в
античности. Тут заслуги не имелись настолько выдающимися, как в
астрономии и арифметике, но тем более значимый прогресс
познания тоже был налицо. Античность воплотила функцию
первичного скопления эмпирического мат-ла о органических
явлениях и действиях. Это еще не научная биология, но теснее ее
отдаленные предпосылки.

Теснее древние натурфилософы направляли родные взгляды на органический
мир и строили основные умозрительные схемы, пояснявшие его
происхождение и развитие. На базе этаких умозрительных
представлений в баста точек сложились два противоположных
подхода к заключению вопросца о происхождении жизни.

Главный, религиозно-идеалистический, исходил из того, что
происхожденье жизни не могло осуществиться природным,
беспристрастным, закономерным образом на Миру; жизнь приходит
следствием священного творческого акта (креационизм), и
поэтому целым созданиям свойственна специализированная, самостоятельная от
материального мира жизненная сила (vis vitalis), тот или иной и
обращает все процессы жизни (витализм).

Вместе с этаким идеалистическим подходом еще в древности
сложился и материалистический подход, в базе тот или иной лежало
представление о том, что живое может появиться из неживого,
органическое из неорганического под воздействием природных
причин. Так сложилась концепция самозарождения живого из
неживого. К примеру, сообразно учению Анаксимандра, живые
существа образуются из алейрона по этим же законам, что и вещи
неорганической природы. Он считал, что животные родились
сначало из воды и мира, нагретых солнцем. Основные
животные имелись возмещены чешуей, но, достигнув зрелости, они
вышли на сушу, чешуя их лопнула, и, освободившись от нее, они
начали вести свойственный каждому их их стиль жизни. Все облики
животных показались самостоятельно товарищ от Товарища. Тут, в старой
натурфилософии еще как бы нет идеи генетической сбили меж внешностями,
представления о историческом развитии живо гного мира.
Правда, в отношении жителя нашей планеты Анаксимандр, по-видимому, теснее
дозволял вероятность его происхождения от организмов Второго
облика.

Еще больше обстоятельная теория происхождения живого водилась
сотворена Эмпедоклом, с именованием тот или иной связывают главную догадку
о том, что живут ископаемые остатки вымерших организмов.
Био воззрения Эмпедокла имелись тесновато соединены с его
философией. Он исходил из существования 4 компонентов
(стихий) мира (огонь, воздух, вода и свет), любой из
тот или иной состоит из нескончаемых элементов, способных вступать во
взаимодействие вместе, и 2-ух сил Любви и Вражды,
тот или иной связывают (Любовь) либо разделяют (Вражда)
разрозненные частички. Эти две множества движки цельных действий
во Вселенной.

Происхожденье живых созданий Эмпедокл доставлял для себя так.
Жизнь началась на нашей планетке еще до того, как народилось
Солнце. В ту дальнюю, досолнечную пору мир постоянно
орошали обильные дождики. Поверхность Мира перевоплотился в
тинообразную массу. Из недр Мира, тот или иной держит внутренний
огонь, наружу временами проталкивался огонь, тот или иной поднимал
ввысь комья тины, встречавшей многообразную форму. В этом
содействии мира, воды, воздуха и огня создавались сначала
растения предшественники и предтечи настоящих живых созданий.
А с течением времени замерзли появляться и сами эти животные формы. Но
это имелись необыкновенные существа. На самом деле, это имелись даже не
животные существа, тот или иной мы знаем, а едва их отдельные
обрывки, доли, органы. Эмпедокл живописует искренне-таки
сюрреалистическую картину биогенеза: Башки выходили без шейки,
двигались руки без плеч, глаза блуждали без лбов.

Но влекомые насильно Любви, все эти органы, беспорядочно носясь в
пространстве, как попало сплачиваясь вместе,
образовывали самые разные уродливые творения, большая часть
из тот или иной имелись мертвыми и недолговечными. Повелением
Вражды целым неидеальным и неприспособленным формам предначертано
имелось с течением времени погибнуть. Остались едва немногие
разумно устроенные организмы, тот или иной могли кормиться и
плодиться. Эти гармоничные целесообразные организмы замерзли
плодиться половым методом и тем сохранились до наших
дней.

При цельной примитивности данной нам картины, нельзя не отметить в ней
оптимальных представлений, гениально предвосхищавших
дарвиновскую идею природного отбора. И у Эмпедокла и у
Дарвина решающая роль принадлежит случаю и отказывается
телеологизм принцип целесообразной направленности
органического развития. Невзирая на близкую примитивность, основные
исторические формы концепции самозарождения сыграли близкую
прогрессивную роль в борьбе с креационизмом.

Кормление и рост живых организмов Эмпедокл разъяснял рвением
элементов стихий соединиться с для себя сходственными. Генеральную роль в
организме, по его воззрению, играет кровь. Чем преимущественно в органе
крови тем он главнее. При умеренном охлаждении крови
приходит сон, при сильном ее охлаждении погибель. Душа
погибает сообща с телом. Интересно, что Эмпедокл, к примеру,
считал, что слух зависит от напора воздуха на ушной хрящ,
тот или иной, будто колокольчик, колеблется под напором воздуха.

Био воззрения Аристотеля

Аристотелю имелись глубоко чужды представления Эмпедокла о
органическом мире и его происхождении. Мировоззрение
Аристотеля проникнуто телеологизмом и отрицанием
эволюционизма. При всем этом био мир как объект
исследования необыкновенно привлекал Аристотеля.

И млекопитающие, и птицы, и рыбы, и насекомые все это
вызывало у Аристотеля живой, настоящий энтузиазм, настоящее
воодушевление и даже эстетическое восхищение. Он строчил:
…Нужно и к исследованию животных подступать без всякого
омерзенья, потому что во цельных их хранится нечто естественное и
красивое. Ибо не случайность, но необходимость
находится во цельных твореньях природы, и притом в
наивысшей ступени, а ради какой цели они живут либо
показались иметь отношение к области прекрасного. Конкретно
необходимость органической природы сооружает ее великолепной и
доблестной исследования.

Громадное обилие живых созданий, поражающая их
приспособленность к среде, многофункциональная и структурная
необходимость их строения, рост, рождение, методы
размножения, погибель-вес эти и остальные черты био мира
интересовали Аристотеля-биолога, призывали, по его воззрению,
детализированного воссоздания и теоретико-философского обоснования. В
качестве экого обоснования у него, природно, выступает
учение о материи и форме.

Хоть какой растительный либо животный организм это некоторое
оконченное целое, препровождающее собой реализацию
предопределенной формы. Экий организм состоит из почти всех
неоднородных долей либо органов, любой из тот или иной исполняет
близкую полностью определенную функцию, нужную для поддержания
жизнедеятельности итого организма. Исполнение данной нам функции и
глодать мишень, ради тот или другой этот орган есть. Исполнение
функций органом просит, обычно, не одной, а пары
возможностей (двигаться, сжиматься и расширяться, принимать
чувство и др.). Потому орган обязан состоять не из одной, а
почти всех однородных долей. Так, рука и остальные Сходственные доли
тела состоят из костей, нервишек, мяса и др. К числу этаких
однородных долей Аристотель относит также волосы, когти,
Кровь, жир, мозг, желчь, молоко и остальные подобные вещества
у животных, а у растенийдревесину, сок, кожуру, мякоть плода и
др. Эта однородные вещества и препровождают собой
материю, из тот или другой образованы органы и цельный организм в
целом. Онтогенез он осматривал с позиций категорий
способности и реальности. Органический рост это
актуализация способностей, тайных в начальной материи. Таковая
трактовка недалека современным представлениям о том, что все
необыкновенности структуры взрослого организма зашифрованы в облике
генетического кода.

Аристотель, очевидно, был наибольшим биологом собственного поры.
Ежели в области астрономии, физики, механики Аристотель во
многом оставался спекулятивным мыслителем, то к живой природе
он иметь отношение с необыкновенной наблюдательностью,
проницательностью, устремлялся к постижению мелких компонентов.
Он вскрывал мертвецы разнообразных животных, мастеря при всем этом заключения и
о анатомическом строении жителя нашей планеты; он исследовал выше пятисот
обликов животных, обрисовал их внешний облик, и где мог также и
строение; сказал о их стиле жизни, характерах и инстинктах,
сделал множество наиболее приватных открытий. Альбомы рисунков
результатов анатомического расчленения животных и их органов,
называвшиеся Анатомиями, служили прибавлениями к Истории
животных; к раскаянию, эти альбомы позже оказались
утерянными.

Но Аристотель не только лишь обрисовывал мир живого; он выпил
традицию систематизации обликов животных. Он главный поставил
классификацию животных на научную базу, группируя облики не
лишь по сходству, да и по родству. Цельных животных Аристотель
подразделял на кровяных и бескровных. Этакое разделение ориентировочно
подходит современному разделению на позвоночных и
беспозвоночных. К кровяным он относил:

  1. живородящих человек, киты и четырехногие, т.е., на самом деле,
    млекопитающие;
  2. яйцеродных птицы, яйцекладущие четырехногие (рептилии,
    амфибии), змеи и рыбы;

К бескровным он относил:

  1. мягкотелые (головоногие);
  2. панцирные (ракообразные);
  3. моллюски (не считая головоногих);
  4. насекомые, пауки и червяки.

Человеку он отводил площадь на вершине кровяных. Не считая того,
Аристотель обрисовывает живые существа, тот или иной, по его воззрению,
занимают промежную ступень меж животными и растениями.
Это губы, акалефы (медузы), титни (асцидии). В близкую
очередь, и растения разделяются им на высшие и низшие.

Аристотель знал, что главнейшими признаками млекопитающих
приходят: наличие у их органов воздушного дыхания (свободных и
горячей крови), что они живородящие, питают деток молоком и
др. Аристотель вводит в биологию понятия подобных и
гомологичных долей тела, идею о сходстве путей эмбриогенеза у
животных и жителя нашей планеты, понятие лестницы существ, т.е.
расположения живых созданий на предопределенной шкале, и др.
Отдельные оплошности Аристотеля в зоологии не идут ни в какое
сопоставление с богатством его реального вклада в биологию.

Био идеи и исследования Аристотеля развивали его
воспитанники и последователи (Теофраст и др.).

Скопление оптимальных био познаний в
античности

Вместе с формированием умозрительных схем о происхождении
живого античность равномерно накапливает эмпирические
био познания, сформировывает концептуальный аппарат
протобиологии. Как и в вторых областях естествознания, в
накоплении био познаний конструктивную роль сыграла
пифагорейская школа. К представителям пифагорейской школы
иметь отношение Алкмеон Кротонский, тот или иной считают
основателем античной анатомии и физиологии. О нем
извещают, что он главный начал анатомировать мертвецы животных для
научных цельнее. Алкмеон признавал мозг органом чувств и
мышления и уяснил роль нервишек, идущих от органов эмоций (глаз,
ушей) к мозгу. Он считал, что обычное функционирование
организма подразумевает равновесие содержащихся в нем сил,
стихий мокроватого и бездушного, теплого и прохладного, горьковатого и
сладостного и др. Нарушение этих равновесии (к примеру,
остывание) и приходит, по его воззрению, основной предпосылкой
болезней.

Одной из старых медико-био школ водилась Книдская
школа, сложившаяся еще в VI в. до н.э. под воздействием восточной
медицины. Она продолжала традиции вавилонских и египетских
докторов. Ее принципы нацеливали на детализированное изображение отдельных
комплексов болезненных симптомов и призывали разработки для
каждой заболевания личный специализированной (и плотно трудной) терапии.
Сочинения представителей Книдской школы до нас не дошли, но их
фрагменты, разумеется, вошли в состав трактатов Свода
Гиппократа.

С именованием Гиппократа, современника Демокрита, связан тот период
развития биологии и медицины, иногда медико-био
познания начали отпочковываться от религии, магии и мистицизма.
С сих пор биология и медицина отрешаются от изъяснения
био явлений, происхождения и сути хворей
вмешательством потусторонних, сверхъестественных сил.
Гиппократ ц его воспитанники считали, что медицина обязана
основываться не на умозрительных схемах и догадках либо
фантазиях, а на скрупулезном, кропотливом (эмпирическом)
наблюдении и исследовании больного на накоплении и обобщении
мед опыта.

Гиппократ развивает идею о природных причинах хворей. К
этаким причинам он относит и причины, исходящие из наружней
среды, и возраст больного, и его стиль жизни, и его
наследственность и др. Гиппократ учил, что вылечивать нужно не
хворь, а больного, потому все направления соответственны иметься железно
персональны. Один-одинешенек из теоретических принципов Гиппократова
учения единство жизни как процесса. Он считал, что базу
всякого живого организма сочиняют четыре жидкости тела
кровь, слизь, желчь желтоватая и темная. Отсюда и четыре разновидности
характеров жителей нашей планеты сангвиники, флегматики, холерики и
меланхолики. Цельный организм оживотворяется пневмой
воздухоподобным веществом, тот или другой во все просачивается и все
исполняет жизненные процессы, мышление, движение и проч.

Свод Гиппократа сложился в Косской мед школе,
заработавшей близкое название от острова Кос, где жили
поколения докторов, тот или иной считали себя отпрысками знаменитого
героя, получело века-полубога Асклепия. Едва некие из
трактатов Свода могут иметься приписаны самому Гиппократу;
большая часть же из их имелось сочинено его воспитанниками и
последователями. Из Косской мед школы вышли
пользовавшиеся знаменитостью и славой Праксагор и его воспитанник
Герофил, тот или иной в главной половине III в. до н.э. квитался
наибольшим греческим лекарем. В баста собственной жизни Праксагор с
группой воспитанников переселился в Александрию и выпил тут
основания Александрийской мед школы.

Герофил развивал эмпирическую традицию античной биологии и
медицины, выше итого ставил наблюдение и опыт. В его эру в
Александрии теснее не обладал множества предрассудок, воспрещавший
анатомирование покойников. Наиболее того, древнейшие создатели извещают
слухи о том, что Герофил проводил опыты по вивисекции над
злоумышленниками, тот или иной поставлялись ему царем. Он изучал
строение и функционирование сердитой порядка, провел точное
различение меж артериями и венами и пришел к правильному
заключению (совсем доказанному едва немножко веков
спустя Галеном), что артерии зарабатывают кровь от сердца. Герофил
в первый раз оценил диагностическое значение пульса, желая связывал
его с механизмом дыхания. Герофил отдал доскональное изображение
анатомии глаза, печени и вторых органов тела, провел
сопоставительное исследование установки жителя нашей планеты и животных, внес
значимый вклад в разработку анатомической терминологии. В
сфере практической медицины он уделял большущее заинтересованность
фармакологии, деянью фармацевтических препаратов, необыкновенно тех,
тот или иной изготовлялись из травок, разработке управлял диеты,
лекарственной физкультуры.

Завершителем античной биолого-мед традиции был Клавдий
Гален. Родился в Пергаме, в семье конструктора, изучал
философию и медицину, с 162 грам жил в Риме. Гален
всепригодный и плодородный писатель и ученый. Его перу
принадлежит выше 250 сочинений.

Гален был великолепным анатомом. Так как в Риме в ту эру
вскрытие покойников имелось воспрещено, он изучал анатомию не только лишь
жителя нашей планеты, да и различных животных быков, овец, свиней, собак и
др. Он увидел большущее сходство в строении жителя нашей планеты и
мортышки, проводя опыты над малеханькой мартышкой, тот или иной в то
период водилась на юге Европы. Физиологические воззрения Галена
базировались во многом на работах Гиппократа. Гален детально
изучал центральную и периферическую сердитые порядка, разыскивал
отношение спинномозговых нервишек с действиями дыхания и
сердцебиения. Он совсем доказал, что артерии заполнены
кровью, а не воздухом. Гален закладывал предпосылки научного
экспериментального способа в биологии и физиологии. Желая
настоящие закономерности занятия сердца и кровообращения
остались им так и не разгаданными.

Древние представления о происхождении
жителя нашей планеты

Думала античность и над вопросом происхождения
жителя нашей планеты. В эру первобытного и раннеклассового сообщества,
увлекаясь близким прошедшим, человек доставлял его в облике
генеалогических и этнологических легенд и легенд, т.е. устных
преданий о действиях и смелых подвигах предков, о
происхождении родов и племен. Это отыскало выражение, в
частности, в умнейших твореньях Древнегреческих стихотворцев
Гомера (Одиссея, Илиада) и Гесиода (Геогония, Работы и
дни), в твореньях вторых древнегреческих творцов. В эту
эру формируется и концепция золотого века населения земли,
т.е. представление о том, что в дальнем прошедшем жизнь жителей нашей планеты
водилась намного превосходнее, чем потом (ведь люди произошли от
богов); что история населения земли это история не улучшения, а
ухудшения, усложнения жизни жителей нашей планеты. Большой древнегреческий
поэт Гесиод, к примеру, должно образом изображает картины
дальнего прошедшего:

    Жили те люди, как боги, с размеренной и
    светлой душою, Пламенея не зная, не зная работ.
    И грустная старость К ним приближаться не
    отважна Постоянно идиентично сильны Имелись их руки
    и ноги В пирах они жизнь проводили, А
    помирали, как словно объятые сном Недочет
    Был им неведом. Крупный сбор и обильный.
    Сами доставляли собой хлебодарные мира

    Работы
    и
    дни,
    112-118

С конечным разложением первобытного сообщества, происхождением
рабовладельческой формации, усилением классовых антагонизмов
вопрос происхождения жителя нашей планеты завоевывает острую идеологическую
направленность и выделяется как одно из принципиальных, главных звеньев в
цепи мировоззренческих заморочек собственного поры.

Вместе с идеалистическим, креационистским осознанием
антропосоциогенеза в древности развивались и
материалистические представления о природном происхождении
жителя нашей планеты. Так, еще философы древнего мира высказывали идеи о
том, что происхождение жителя нашей планеты во многом сходно с
происхождением животных: те и остальные образуются в итоге
соединения начальных стихий в доли и органы, тот или иной под
деянием тепла сплачиваются в тело. Экую концепцию развивал,
в частности, большой материалист и атомист древности Демокрит.
Аристотель трактовал жителя нашей планеты как некоторое политическое
животное, тот или другой выделяется от животного лишь наличием
нравственности и на данной нам базе рвением к совместному
жительству.

Древнеримский философ и поэт Лукреций Кар в поэме О природе
вещей нарисовал картину развития старых жителей нашей планеты от бешеною
состояния до изобретения огня, одежды, жилищ и т.д. Он,
высмеяв всераспространенные тогда легенды о сотворении жителей нашей планеты
всевышними, о золотом веке, с тот или иной словно бы начинается жизнь
жителей нашей планеты на Миру, утверждал, что люди мастерили важные
изобретения, подгоняемые нуждой. Литр.. Кар образно живописует
первобытное состояние жителя нашей планеты, иногда люди еще не знали ни
одежды, ни жилищ и распоряжались ничтожное существование, насыщаясь желудями
и ягодами и охотясь на бешеных животных Предложив периодизацию
истории населения земли на три эры в зависимости от мат-ла,
из тот или иной изготавливались орудия произведения: каменный, медный
(бронзовый) и металлический, Литр.. Кар строчил:

    До этого служили орудием руки могучие,
    когти. Зубы, каменья, обломки веток от
    деревьев и пламя, Потом того быта отыскана
    медь и порода железа Все-таки в
    употребчение вошла до этого медь, чем
    железо. Потому что водилась она мягче, притом
    изобильней еще

    О природе вещей, V, 1283-1287

Кстати огласить, собственной догадкой Литр.. Кар обогнал заключения археологии
практически на 19 веков.

Упадок античной науки

В основные века нашей эпохи обострились социально-экономические,
политические и культурные противоречия, свойственные
рабовладельческой формации. Римская империя в V в. н.э.
распалась под деянием внутренних и показных сил восстаний
рабов, бедноты, покоренных народов и нападений жестоких
племен. На замену рабовладельческому пришел феодальный строй.
Формирование феодальных отношений имелось соединено со
внушительными колебаниями во цельных сферах публичной жизни,
в том числе в области культуры и науки.

На самом деле, формировался новейший исторический тип сознания, новейший
тип культуры, духовного освоения мира человеком. Его базу
сочиняло монотеистическое религиозное сознание, в
тот или другой на основном плане не познание мира и получение новейшего
познания, а переживание, прочувствование мира и вера во
всевластного Господа, в существо, тот или другой сделало мир и повсевременно
создает его собственной волей и активностью. Вмешательство
священных, потусторонних сил может проявиться в хоть какой
фактор, в хоть какой доли мира. Этакое открытое функциональное проявление
деянья божества и глодать волшебство. Природа заполнена чудесами,
потому ни о каких ее беспристрастных закономерностях не может
иметься и речи. В порядку экого мировоззрения естествознание
лишается собственного действительною предмета, настоящих Цельнее и
задач. Иррационализм и мистицизм содействовали упадку
античной науки.

Одной из существенных ограниченностей античной науки приходил
ее отрыв от производства, отрыв теории oт практики, познания от
опыта Рабовладельческий метод производства, в тот или другой основной
производительной насильно был раб, не нуждался в науке как
средстве развития производительных сил. Наука развивалась
раздельно от материального производства. Крайнее достигло
экого ватерпаса, что сумело выделить количество жителей нашей планеты из
прямого роли в производстве, отдать им вероятность
заниматься духовной деятельностью. Но античное материальное
создание в результатах Духовной деятельности не нуждалось.
Отсюда и недооценка отношения познания и опыта, недопонимание
познавательного значения опыта, опыта. Опыт как
способ познания в античности не был знаком.

И в конце концов, упадок античной науки во многом был обоснован и
неимением надежных средств хранения, размена и передачи
инфы. Рукописи имелись драгоценным, редким, а в эру
постоянных войн, миграций народов, исчезновения в пожарищах
культур, этносов и ненадежным средством хранения инфы.
Как материальный носитель идеи, рукописи, к раскаянию,
все-таки пламенеют.

В VI в. н.э. в истории европейской культуры начался период
черных веков.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Posted in ЭкоБиология by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *