Научно-техническая революция и биосоциальные проблемы формирования и развития личности

Научно-техническая революция и биосоциальные проблемы формирования и развития личностиHomo sapiens – это сначала человек этичный. Таково водилось кредо доктора Владимира Павловича Эфроимсона, творца базовых исследований в области генетики жителя нашей планеты. В один-одинешенек из размещенных произведений, Педагогической генетике, В.П. Эфроимсон раскрыл роль в формировании личности врожденных параметров, причин среды, этических конструкций.
Научно-техно революцию должно разуметь не совсем только как революцию в технике, считает создатель, но сначала как революцию в образовании.Научно-техническая революция и биосоциальные проблемы формирования и развития личностиHomo sapiens – это сначала человек этичный. Таково имелось кредо доктора Владимира Павловича Эфроимсона, создателя базовых исследований в области генетики жителя нашей планеты. В один-одинехонек из размещенных работ, Педагогической генетике, В.П. Эфроимсон раскрыл роль в формировании личности врожденных параметров, причин среды, этических агрегатов.
Научно-техно революцию идет разуметь не совсем только как революцию в технике, считает создатель, но сначала как революцию в образовании. Идеи создателя, высказанные наиболее 30 годов назад, актуальны и сегодняшний день. Мы публикуем отрывок из книжки В.П. Эфроимсона, вышедшей вторым изданием в Библиотеке журнальчика Экология и жизнь к столетию создателя.
В эру, иной раз научно-технический прогресс во почти всех странах мира просит от в итоге действующего жителя большой квалификации, а школьные программы так усложнены, что. по иностранным предоставленным, около 8-9% школьников из-за разных внешностей умственного недоразвития оказываются неспособными к получению среднего образования. тема взлета интеллектуального и образовательного ватерпаса жителя завоевывает решающее значение. Значимость задачки едва частично разъясняется принужденным удлинением и усложнением среднего и высшего образования и повышением сроков квалификации из-за расширения нужных познаний и умений. Что быть может еще главнее – в каждой области науки, техники, искусства встали скапливаться горы фактов, не обобщенных, не уложенных в обыкновенные закономерности. Скопление эких фактических принесенных вызвало информационный кризис, т. е. необходимость расходовать уйму поры на исследование теснее знакомого, но неудобоваримого. В реальности же информационные кризисы появлялись и ранее, в XIX и начале XX века, но временами разрешались умнейшими, всепригодными мозгами, способными на превосходные обобщения, выглядело бы. разрозненных фактов. Информационный кризис, этаким образом, явление не новое, но в нынешнее время неразрешимое в внушительной мере из-за нехватки всепригодных мыслителей.
Развитие науки и техники указывает, что генеральные успехи достигаются теснее не по фронтальным фронтам развития определенной науки либо техники, а основным образом в междисциплинарных областях, призывая от ученого, инженера, организатора, правильного философа творческого владения не одной, а несколькими квалификациями, представители тот или другой теснее изредка разумеют друг дружку.
Ежели в недалеком прошедшем могло глядеть, что необразованные прослойки и классы жителя скрывают в для себя неистощимые кладези нереализованных талантов и гениев, для проявления тот или другой не хватает лишь обучения и материальных способностей, то по мере расширения среднего и высшего образования стало светло, что число гениев и талантов растет далековато не пропорционально числу жителей нашей планеты с высшим образованием, выглядело бы, раскрывающим путь к творческой деятельности. В реальности же ватерпас познаний, нужных для междисциплинарных обобщений, нынче достигается в большинстве случаев по прохождении возрастного оптимума настоящей творческой активности.
В неких странах разнообразные формы проявления недовольства студенческой молодежи, ее неконформ-ности (довольно вспомнить волну бесчинств в институтах и институтах США и Франции, возникновение студенческой оппозиции по отношению к различнейшим истеблишментам) вызвали тенденцию к удлинению срока меж окончанием средней школы и поступлением в высшие учебные заведения.
Эта тенденция в различных странах проявилась по-различному, к примеру, в запросе приобретения пары лет стажа службы по квалификации, подготовительному отбыванию воинской повинности, в творении тяжелых конкурсов при поступлении в университеты, в запросе роли в производственной либо публичной службе и т. д.
Бесспорно, что это привело к резкому понижению бунтарских тенденций молодежи, к существенному разбавлению сверхмолодого, безответственного студенчества наиболее зрелыми студентами, в частности, теснее обзаведшимися семьей и иными суровыми обязательствами, с теснее сформировавшейся конформностью. При цельных превосходствах большей стабильности, внесенной в прослойку, более склонную к брожению и критике, эта налаженность мероприятий, положение, при тот или другой большая часть закончивших среднюю школу поступают в колледжи и институты лишь сквозь 2-3 года (к примеру, в итоге повторных провалов на вступительных экзаменах или из-за необходимости скопления достаточных средств для окончания института, института), обладает родные негативные черты. Высшее образование и спе-циали ация прибывают к людям, у тот или другой теснее прошла пора интенсивного междисциплинарного творчества, готовности и способности поискового риска, изобретательности, полной самоотдачи.
Не идет мыслить, что схожее растрачивание возможных ресурсов приходит монополией немногих государств. Диковинно действующим барьером в Великобритании оказывалось существование средних и высших привилегированных учебных заведений, в США – существование личных школ, драгоценная плата за получение высшего образования, и нам довелось бы сочинить целую географию барьеров для их перечисления. Упомянем лишь, что Луи Пастер провалился на экзамене в Эколь Нормаль, Мендель в итоге экзаменационных провалов по биологии так и остался в итоге едва со средним образованием. Золя провалился на экзамене по литературе и т. д. и т. п.
Совместно с тем статистические сведения о возрасте решающего открытия, потом удостоенного Нобелевской премии, демонстрируют, что максимум творческого мышления приходится на 25-35 лет. И ежели медицина удачно понизила ребяческую и средневозрастную смертность, то она не смогла ни отодвинуть нормальный возрастной барьер внушительной утраты умственной трудоспособности, тот или другой дано перескочить лишь немногим счастливчикам, ни достигнуть существенного удлинения юности, т. е. самого продуктивного в смысле интеллектуальных достижений возраста.
Эти происшествия, а также развитие представлений о разнообразии и нраве дарований жителя нашей планеты теснее привели в линии государств к революционизированию образования и налаженности подбора кадров, к возникновению агрегата на по возможности наиболее ранее определение возможностей индивидума, на раннюю квалификацию.
Один-одинешенек из следствий понимания значения выявления и развития личных возможностей появилась проводившаяся в США с 1960 грам. программа Merit (Достоинство) – предоставление более профессиональной молодежи зеленой улицы для получения высшего образования, для скорого занятия ними высших должностей втехнике, науке, управлении, что привело к существенному разбавлению плутократии – мери-тократией, отобранной по признакам одаренности. Эти процессы доблестны исследования.
С вершины наших нынешних познаний можнож безгранично длинно учить оплошности населения земли. Можнож безгранично длинно обрисовывать те искусственные препятствия, тот или другой одни либо иные социальные сферы в различных странах делали для того, чтоб сохранить родные привилегии, не допустить низкорожденные таланты к реализации.
Но та налаженность образования, тот или другой не приводила нашу страну, СССР, к катастрофе полста лет и даже четверть века назад (частично поэтому, что в вторых странах имелось что-то еще дурнее), бесспорно приведет к экономической и научно-технической катастрофе в годы, иной раз развитие почти всех государств так ускорилось, что даже одно-двухгодичное отставание погибели сходственно.
Может показаться, что Русский Альянс, благодаря огромному запасу прочности свойской налаженности, имму-нен по отношению к хоть каким кризисам, несмотря на свойскую стратегию образования. Это не совершенно так, и так как идет речь о подборе и подготовке кадров, получении ними образования и прививке им настоящей нравственной стойкости, неподкупности по отношению к вероятностям стремительной карьеры, занятия высочайшего положения и милости вышестоящих – необходимость конструктивной перестройки образования практически неминуема и в СССР. И в отношения с сиим так же неминуемо встанет вопросец о ранешном определении возможностей малышей, о разных формах отбора, о творении действующих стимулов для развития воли и приобретения нужных познаний.
Генетика и биология развития могут предложить достаточно могучий резерв для перестройки современной педагогики – некоторую новейшую область познаний, тот или иной мы назовем педагогической генетикой. Это новое направление основано на 2-ух базовых явлениях – неистощимой потомственной гетерогенности населения земли и импрессинге. На этих теоретических основаниях педагогической генетики может и соответственна вырасти новенькая педагогика, способная разрешить тот кризис, перед тот или другой оказалась не совсем только наша страна, да и все население земли. Научно-техно революция веет не совсем только наибольшие блага, да и предъявляет человеку громадные заявки. Эти заявки можнож удовлетворить. Наша задачка – указать на то, что необходимо сделать, и изобразить, что сделать это надо.
Бесспорно, что почти все высказанные гуще положения могут показаться утопическими. Сначала утопичным может показаться запрос пойти на огромные вложения материальных средств в педагогику. Эффект этих финансовложений начнет воздействовать сквозь 20-25 лет.
Но научно-техно революция не может не сопровождаться Революцией Педагогики! И эта педагогическая революция соответственна основываться на педагогической генетике, на умении применять неистощимые ресурсы людского ума, на осознании роли импрессинга как создателя пожизненных ценностных характеристик – творческих и гуманистических.
Мы определяем термином педагогическая генетика совокупа сведений, нужных учителям всех квалификаций для того, чтоб понять и применять неизбежность и неизживаемость глубочайшего контраста жителей нашей планеты, глубочайшего контраста воспитанников в любом коллективе, с тот или другой им приходится обладать процесс. Это осознание обладало бы лишь познавательное значение, если б из него не вытекала необходимость разработки и употребления тех эластичных, индивидуализированных приемов, тот или другой инициативный преподаватель обязан применять, чтоб в неминуемо разношерстном коллективе наименее даровитые не ощущали бы себя ущемлено-неполноценными, середняки не обрекались бы фатально на демобилизацию, отказ от усилий, а наиболее приготовленные либо одаренные зарабатывали бы достаточную нагрузку, не изленивались бы (как это плотно происходите ими всредней школе), а ключевое – не преисполнялись бы комплексами сверхполноценности, идеологией социал-дарвинизма. Эта идеология закрепляется часто на всю жизнь у тех, кому что-то свободно дается, в необыкновенности при житейских успехах.
Знакомство с педагогической генетикой может оказаться небесполезным и для родителей, не совсем только поэтому, что она может разъяснить им, в частности, зачем малыши так плотно не схожи на папу и маму, либо подсказать, что необходимо сооружать со родными детками. Педагогическая генетика показывает значение для развития малыша не достаточно знакомого фактора – импрессинга, дает подсказку родителям, как превосходнее применять им-прессинг, как провоцировать, в согласии с преподавателями, развитие собственных малышей.
Одной из главнейших тем педагогической генетики приходит раннее обнаружение, стимуляция и реализация творческих возможностей малыша. Сразу нужно отмести неправильное воззренье, что творческая одаренность – редкое явление.
Нет никакого сомнения в том. что эпохе Перикла либо эре Ренессанса совсем не предшествовал природный отбор на способных, выдающихся и умнейших жителей нашей планеты. Можнож утверждать уверенно, что в эти периоды едва создалась благосклонная соц среда для реализации тех дарований, тот или другой ценились в Афинах в баста V века до н. э. либо в Италии в XIV-XVI веках. В Афинах затем победы при Марафоне (480 грам. до н. э.) практически дословно за один-одинешенек столом собирались этакие гении кроме самого Перикла, как Кимон, Фукидид, Анаксагор, Зенон, Сократ, Фидий, Софокл, Еврипид. И даже ежели Аристофана и Эсхила можнож считать пришлецами, то число гениев, родившихся в один-одинехонек городке-государстве, в самих Афинах – поражает!
Вспышка гениев – это не продукт отбора, а следствие способности реализации. Ранее либо позже за рубежами Аттики эти дарования не развивались, не стимулировались, не ценились. Известно, какие препятствия, какие классовые, кастовые, сословные барьеры возводились и составляются на пути развития и реализации талантов.
Известно, что большущее число малышей изобилует творческими возможностями, но они у их. обычно. живо гасятся. Потому тема развития и реализации творческих возможностей приходит поистине массовой. Джулиан Хаксли совсем обоснованно ждал пришествия эры сверхгуманизма, иной раз реализованная высочайшая одаренность и гениальность станет ежедневным явлением!
В предвидении сих пор, для ускорения пришествия золотого века мы считаем себя вправе уделить высокой творческой одаренности (гениальности) еще преимущественно площади в нашей книжке о педагогической генетике, чем это, быть может, надлежало бы. отталкиваясь от нынче будущей частоты высокоодаренных и умнейших личностей. Свойское завышенное заинтересованность этому вопросцу мы можем доказывать и той громадной публичной ценностью, тот или иной обладает каждый реализованный талант и гений.
В XVIII веке все выглядело светлым: воспитание, среда, обстоятельства.
Дидро: Гений падает с неба, и на один-одинешенек разов, иной раз он встречает ворота замка, приходится 100 тыщ случаев, иной раз он падает мимо.
100 тыщ гениев! Не хватает лишь замков?
Может быть, как-то незамеченным остался тот факт, что сотки миллионов малышей приобрели обстоятельства, достаточно подходящие для развития, в любом случае доступные два века назад лишь единицам. Почти все 10-ки миллионов практически в неизбежном порядке приобрели среднее образование, а 10-ки миллионов приобрели высшее образование в объеме, недоступном никому в XIX веке. Число же гениев возросло не необыкновенно. Меж тем необходимость их не падает, а резко вырастает, невзирая на рост коллективности исследований. Не счесть численности нереализовавшихся не совсем только гениев, да и талантов, дарований.
Положение начинает изменяться, и за рубежом начались поиски талантов, в основную очередь творческих. Ну и в СССР отлично поняли необходимость ранешнего отбора и квалификации спортсменов, музыкантов, танцоров, шахматистов и математиков. Но это лишь начало предвидимого имеющегося.
Тема выявления и развития творческих возможностей обладает, по наименьшей мере, 5 качеств.
Главным нюансом приходит роль наследственности, отчетливо изображенная исследованиями на близнецах – однояйцевых (монозиготных и на генном уровне схожих), двуяйцевых (дизиготных, располагающих лишь половину корпоративных генов) и, ключевое, однояйцевых близнецах, воспитывавшихся поврозь, в различных договорах, вместе не контактировавших, но тем более оказывавшихся очень похожими по нраву, ватерпасу интеллекта, возможностям, ежели лишь обстоятельства воспитания не имелись контрастными.
2-ой нюанс более главен. Б. Блум, найдя, что около половины корпоративного интеллекта жителя нашей планеты достигается к четырем годам и около половины обычных школьных познаний добывается к 9 годам, представил, как главна ранешняя обеспеченность малышей соглашениями наибольшего благоприятствования интеллектуального развития.’
Только принципиальное значение обладает и 3-ий нюанс – формирование ценностных критериев, интересов, устремлений по механизму импрессинга (запечатлевания). Отлично ведома диковинная, пожизненная яркость ребяческих воспоминаний, запечатлевание в ребяческом сознании событий, навечно определяющих вкусы, направленность, цели, ценностные аспекты, эталоны жителя нашей планеты. Важно, что мы тут встречаем с пока фактически не выученными явлениями, итог тот или другой чрезвычайно тяжело, практически невероятно предсказать: один-одинешенек и этот же поступок может завлекать либо отвергать, нажим может приносить желанный либо обратный эффект, маленькое событие готов стать решающим в жизни, запустить психический процесс с включением порядков тысячекратного усиления. При всем этом импрессинг неминуемо будет носить очень личный нрав: верно и сильно действуя на один-одинешенек малыша, он оставит совсем незатронутым иного. Этакие избитые и опошленные понятия, как индивидуальный подход, педагогический и родительский такт, утрачивают свойскую банальность в свете значения импрессинга.
4-ый нюанс. При существовании около 40 ООО разных профессий, в тот или другой нуждается современное сообщество, для подавляющего большинства жителей нашей планеты, владеющих обычным интеллектом (IQ = сто), можнож имелось бы подобрать ту область деятельности, на тот или другой младше в итоге отражалась бы слабость неких его возможностей и нормально проявлялись бы его приватные либо совместные дарования. Это сооружает только принципиальным раннее определение профиля возможностей и раннюю прививку любви и вкуса конкретно к той сфере деятельности, в тот или другой индивидум сумеет отыскать наибольшее ублажение и замерзнуть очень отдаточным.
В конце концов, 5-ая сторонка, до этого времени не в полную меру оцененная. Как будет изображено дальше, в объеме личной отдачи главную, а быть может и решающую роль играет не совсем только наличие потомственной одаренности, не совсем только оптимизация чувственно-интеллектуальных договоров младенческого, ребяческого, отроческого и юношеского развития, не совсем только верный выбор направления воспитания и обучения, да и интенсивность мотивации – целеустремленность, без тот или другой все потенции могут оказаться нереализованными либо реализованными очень недостаточно.
Интенсивность мотивации обладает ряд физиологических и соц предпосылок, но она в внушительной мере поступает хорошей совокупой, констелляцией цельных 4 ранее перечисленных причин. Подкрепленные интенсивной мотивацией либо же обусловленные ею названные четыре фактора могут в итоге сделать то, что мы давать имя не совсем только великий одаренностью и продуктивностью, да и высочайшей талантливостью, а быть может, и гениальностью.
Но живет к тому же шестая, этическая сторонка.
Как определил Ф. Баррон, созидательная деятельность индивидума, личное творчество увеличивает в человеке рвение сохранить результаты конструктивной деятельности населения земли. Творческая личность почитает творческую искру у вторых творческих личностей и у цельных жителей нашей планеты. Это одна из обстоятельств, тот или другой сооружает настолько принципиальным и нужным поощрение и обучение творчеству. Творчество – это энергия, направленная в конструктивное русло. Юношеская энергия, инициатива, смелость, самостоятельность, не отыскав творческого выхода, не так изредка устремляется по пути молодечества, самоутверждения за счет вторых, со цельными последующими отрицательными последствиями.
Формулируя задачи педагогической генетики непосредственно, нужно учесть долгое деянье и последействие определенных агрегатов, будущих в сообществе, исторически объяснимых, но издавна не подходящих задачкам, поставленным жизнью. Потому нам нужно заблаговременно найти рамки нашей службы.
Все следующее не приходит покушением на признанный и известный примат социально-воспитательного начала в формировании личности. Мы едва выносим возраст наибольшего действия на еще наиболее ранешний возраст.
Мы не призываем подменить педагогику генетикой, а преподавателей – генетиками. Все это, очевидно, неприемлимо, при этом даже не из-за идеологической ошибочности (этакие оплошности на степени наших представлений нетрудно смехотворны), а жаждая бы в массу простого, природного незнакомства лабораторного генетика с педагогикой.
Но на чем мы требуем, так это сначала на необходимости знакомства преподавателей и родителей с фактами, доставляющими для их энтузиазм. Творческое употребление принесенных биологии и генетики жителя нашей планеты – вот задачка преподавателей с их богатством проф приемов. Мы не выносим био закономерности на социальные процессы, не заменяем биологией педагогику. Задачки нашей службы довольно ограниченны, но все таки полноценны. Этих задач (ключевых) – 6.
1. Познакомить читателя с конструктивной сменой представлений о генетической структуре населения земли, а конкретно – с принципом неистощимой потомственной гетерогенности.
2. Познакомить с субстанциями, определившими высшую роль наследственности в определении возможностей, дарований, интеллекта (при договоре, что сре-довые, воспитательные обстоятельства недалеки к норме).
3. Развеять располагающие глубочайшие исторические предпосылки предрассудки, по тот или другой принцип гетерогенности и высочайшая роль наследственности в определении возможностей квитаются антидемократическими. Изобразить, что антидемократичность главных 2-ух принципов – глядящая, мнимая. Изобразить это очень главно, и этому доведется уделить особенное заинтересованность. Спереди – процесс перестройки сознания, мышления, и это востребует 10-ов книжек и 10-ов лет.
4. Изобразить огромную роль ранешнего импрессинга в стимулировании дарований и творении ценностных характеристик.
5. Осмотреть с точки зрения принципа гетерогенности и ранешней детерминации психологических потенций живущую налаженность воспитания и образования, с решением, что при глядящей практичности, экономичности и стойкости эта налаженность в реальности приводит к ущербам стратегического масштаба.
6. Предложить заинтересованности некие задачи, заслуживающие перед педагогической генетикой и наметить некие совместные программы.
Не нужно водиться особо чутким футурологом, чтоб представить для себя наиблежайшие следствия современного развития сообщества, вызванные научно-техническим прогрессом. Вот ряд вариантов.
Понижение численности жителя до пары сот миллионов, нацеленных на повиновение технократическому либо идеократическому правительству.
Либо: многомиллиардное обитатель, большущая количество тот или другой удовлетворена едой (за счет планктона, микробиологической индустрии, переработки минеральных ресурсов) и зрелищами (телевизорами, кино, спортом), а наименьшая количество тот или другой не совсем только обладает доступ к подаркам культуры, не совсем только способна воспринять их, да и вести ее далее.
Заметим, что два варианта могут удовлетворить заявкам наибольшего счастья для наибольшего числа жителей нашей планеты. Ежели же этакий эталон не удовлетворяет, ежели нужно практически все население земли приобщить не совсем только к благам цивилизации, да и к возвышенностям культуры, ежели устремляться к наибольшему развитию творческого потенциала населения земли, то надо живо и поочередно поменять всю налаженность воспитания и образования.
Ежели нас не удовлетворяют описанные выше варианты – ни 1-ый, ни 2-ой, – то идет разуметь научно-техно революцию не совсем только как революцию в технике, а сначала как революцию в педагогике, потому что по другому неосуществим ни научно-технический прогресс, ни его употребление на благо народа, по другому по возможности лишь благополучье так нарекаемой элиты, пока подбирающейся в большей степени по нехорошим признакам.
С признательностью к создателю и источнику: В.П. Эфроимсон, Журнальчик “ЭКОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ” • 10 (119) ‘2011

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Posted in Экология человека by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *