Homo Consumens человек потребляющий

Homo Consumens  человек потребляющийСообразно общепринятой точке зрения, одной из главных обстоятельств стремительно надвигающейся глобальной экологической катастрофы прибывает беспрецедентное по близким масштабам повышение численности обитателя планетки Свет. Деля эту точку зрения, создатели статьи считают, но, что второй более главной предпосылкой, о тот или иной как правило или упоминают вскользь, или вообщем безмолвствуют, прибывает чрезмерное потребление продуктов и услуг в индустриально продвинутых странах, где почти все десятилетия следует целенаправленное формирование бездуховного сообщества расточительного употребления.Homo Consumens  человек потребляющийСообразно общепринятой точке зрения, одной из генеральных обстоятельств стремительно надвигающейся глобальной экологической катастрофы прибывает беспрецедентное по родным масштабам повышение численности жителя планетки Свет. Деля эту точку зрения, создатели статьи считают, все-таки, что второй более главной предпосылкой, о тот или другой как правило или упоминают вскользь, или вообщем безмолвствуют, прибывает чрезмерное потребление продуктов и услуг в индустриально продвинутых странах, где почти все десятилетия следует целенаправленное формирование бездуховного сообщества расточительного употребления.
По суждению создателей, во 2-ой половине ХХ столетия закончился многолетний процесс формирования новейшей разновидности жителя нашей планеты, тот или другой они дают именовать человек потребляющий — Homo consumens (от латинского consumo — употреблять, растрачивать; истреблять, вести к исчезновению). Homo consumens, бездумно применяющий для ублажения близких безмерно разросшихся потребностей все, что сделала Природа за млрд лет эволюции, деятельно вытесняет Человек разумный, стремительно утрачивающий право величаться разумным, другими словами разумеющим свойскую неразрывную отношение с Природой, породившей его, способным осмысливать и контролировать близкое поведение, хлопотать о продолжении рода людского, бережно употреблять доставшиеся ему в наследство от прошлых поколений естественные ресурсы, хранить и приумножать их для имеющихся поколений.
Немного десятилетий тому назад выдающийся норвежский исследователь и путник Т. Хейердал, выступая с один-одинехонек из программных докладов на Глобальной конференции по охране окружающей среды, состоявшейся в летнюю пору 1972 грам. в столице Швеции Стокгольме, заявил: Около 5 тыщ годов назад человек в первый раз начал восставать против природы — той природы, тот или иной породила его и кормила главным образом миллиона лет. 5 тыщ лет технического прогресса, 5 1000-летий новейших и новейших триумфов двуногого бунтаря, единственного бунтовщика посреди бессчетных деток природы. Природа сдавала гектар за гектаром, дерево за деревом, вид за обликом, реку за рекой, а человек все приходил, все расширял родные завоевания, употребляя руки и мозг, предоставленные ему природой, изобретая и употребляя новейшие орудия, творя новейшие материалы До этого времени рассчитывалось бесспорным, что каждый шаг, отдаляющий нас от природы, — это шаг вперед для населения земли. Все-таки сейчас останавливается все наиболее явным, что конфигурации, тот или иной человек навязывает первичной среде, могут принести ему вред и даже вызвать мировую катастрофу[1].
И сегодняшний день, спустя 37 лет, с сиим тяжело не согласиться, все-таки справедливости ради должно отметить, что тема негативного воздействия хозяйственной деятельности жителя нашей планеты на окружающую его естественную среду, в основную очередь на растительный и животный мир, появилась еще ранее — на стыке меж поздним мезолитом и ранешным неолитом, другими словами 10-12 тыс. годов назад. Овладев технологией получения огня методом трения 2-ух ломтей древесины, а в предстоящем — высекания искр из кремня с помощью огнива, человек предпринял диковинное ранее пришествие на окружавшие его леса (так именуемая огневая революция). Уничтожив с поддержкой огня непомерные лесные массивы, превратившиеся с течением времени в наиболее доступные для охоты степи, человек вызвал основную крупномасштабную экологическую катастрофу, во пора тот или другой вымерли почти все облики растений и животных, в том числе до 40 % больших млекопитающих Центральной и Южной Африки[2].
В следующие 5 тыс. лет, в эру позднего неолита (с тот или иной Хейердал и начинает собственный отсчет негативного воздействия жителя нашей планеты на природу), при переходе от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству, другими словами к ведению сельского хозяйства, вышло последующее интенсивное сведение лесного покрова Света и освобождение места под поля, пастбища и сенокосы. Эта так именуемая сельскохозяйственная революция привела к росту численности жителя Света, а сообща с тем и к росту антропогенной перегрузки на окружающую естественную среду. В целом за заключительные 10 тыс. лет площадь лесов на Свету сократилась на 1/3, при всем этом из 6,2 миллиардов га целомудренных лесов, бывших на Свету до распространения оседлого земледелия, к истинному медли осталось в итоге 1,5 миллиардов га. Меж тем лесные экосистемы прибывают важным ингредиентом формирования и стабилизации естественной среды. Накапливая и испаряя воду, они обеспечивают генеральную число (около 70 %) континентального влагооборота, поддерживают устойчивость речного стока, понижают скорость движения приземных масс воздуха, действуют как фильтры при загрязнении атмосферы.
Многоплановая хозяйственная деятельность жителя нашей планеты нарастала с каждым тысячелетием и завоевала гигантский нрав в эру промышленной революции, перешедшей потом в научно-техническую революцию в XVIII-XX столетиях прежнего тысячелетия. Этот период ознаменовался бурным развитием промышленного производства. Взводи-лись тыщи заводов и фабрик, сотки циклопических промышленных комбинатов. Малолетние городка преобразовывались в непомерные агломерации с многомиллионным жителем. Безудержно росли новейшие городка и поселки, появлялись новейшие аэродромы и автострады. Преобразовывались русла рек, строились судоходные каналы, создавались искусственные моря — водохранилища, осушались болота и орошались пустыни.
В итоге крупномасштабной хозяйственной деятельности жителя нашей планеты теснее в точке XIX — начале XX в. нарушенными оказались экосистемы на 20 % местности суши. Все-таки это водилось едва начало чертовских утрат, ибо в движение наступившего XX столетия возросшая технологическая сила индустриального сообщества привела к полному разрушению еще 43,8 % естественных экосистем. Другими словами, за один-одинехонек едва XX в. площадь суши с разрушенными экосистемами оказалась в дважды главным образом, чем за немного предшествующих 1000-летий, и достигла сегодняшний день 63,8 %[3]. Техногенное преображенье рельефов и разрушение естественных экосистем подрывает базы существования почти всех внешностей растений и животных, число тот или другой теснее исчезла, а вторая находится на грани вымирания.
Понижение биоразнообразия неподражаемо интенсивно следует на степени микроорганизмов и беспозвоночных животных, в основную очередь самого бессчетного класса — насекомых, на долю тот или другой приходится около 70 % процентов цельных животных, населяющих нынче Свет. Теснее описано около 1 млн внешностей класса Insecta, и раз в год энтомологи раскрывают все новейшие и новейшие тыщи внешностей. По расчетным предоставленным зоологов, ежегодные утраты видового контраста на этом степени сочиняют от 1000 до 10 000 внешностей. Очевидно, масштабы понижения видового контраста посреди позвоночных животных веско басистее, да и они очень крупны: только лишь с начала XVII в. невозвратимо пропали 23 внешности рыб, 113 внешностей птиц и 83 внешности млекопитающих. И процесс этот следует по нарастающей. По предоставленным Глобального союза охраны природы, под опасностью вымирания находятся наиболее чем 15 тыс. внешностей растений и животных, в том числе 11 % от 8,6 тыс. нынче живущих внешностей птиц, 14 % от 4,5 тыс. нынче живущих внешностей млекопитающих и 30 % от 20 тыс. нынче живущих внешностей рыб.
Научно-техно революция, диковинными темпами преобразующая лик Света, длится. Темпы ее все стремительнее, задачки все труднее. Масштабы хозяйственной деятельности нарастают с каждым десятилетием и достигли близкого апогея во 2-ой половине двадцатого столетия. Блага, тот или иной веет с собой научно-технический прогресс, настолько явны, а темпы его развития так стремительны, что не забывают медли на многосторонний анализ ближайших и неподражаемо отдаленных последствий, порожденных сиим прогрессом. Видимо, потому длительное пора считали, что каждый шаг, отдаляющий нас от природы, — это шаг на пути прогрессивного развития населения земли. Все-таки сегодняшний день стало светло (к раскаянию, далековато не многим), что за почти все технические заслуги приходится рассчитываться дорогой ценой: загрязнением воздуха, воды и земли, деградацией природы, нарастающим понижением биоразнообразия, возникновением экологозависимых заболеваний жителя нашей планеты. Нехорошие последствия научно-технического прогресса делаются с каждым десятилетием все наиболее масштабными и болезненными. В итоге тема отношения Жителя нашей планеты и Природы, индустриального сообщества и окружающей среды, стала одной из более острых глобальных заморочек современности, вывод тот или другой востребует от населения земли титанических усилий.
Анализируя предпосылки стремительно надвигающейся глобальной экологической катастрофы, большая часть исследователей полностью обоснованно ставит на 1-ое площадь беспрецедентное по родным масштабам повышение численности жителя планетки Свет, темпы тот или иной потрясают. Сегодняшний день тяжело для себя представить, что человеку и предыдущим ему гоминидам потребовалось немного миллионов лет (от 2 до 5), чтоб прирастить свойскую численность до главной сотки тыщ особей, а потом до 1 млн в нижнем палеолите и 3 млн в верхнем палеолите. Сообразно будущим предоставленным, в недалеком прошедшем (в 8000 грам. до н. э.) на Свету жили в итоге едва около 5 млн человек. К началу нашей эпохи численность жителя возросла до 200 млн, и в 1800 грам. население земли достигло миллиардного рубежа. При этом ежели главный млрд взял в движение неполных 10 тыс. лет (формально — за 1 млн лет), то последующий, 2-ой, млрд набран в итоге едва за 130 лет (в 1930 грам.), 3-ий млрд — за 30 лет (в 1960 грам.), 4-ый мил- лиард — за 15 лет (в 1975 грам.), 5-ый млрд — за 12 лет (в 1987 грам.) и 6-ой млрд — также за 12 лет (в 1999 грам.).
В 2005 грам. численность жителя планетки достигла 6,5 миллиардов человек! По суждению демографов, это главным образом, чем проживало до этого времени за всю людскую историю, считать ли от неандертальца либо от Адама и Евы, и, следовательно, эпитафия старых римлян он присоединился к большинству обветшала, так как нынче на Свету жителей нашей планеты живет главным образом, чем лежит в свету.
В движение XX столетия произошел самый мощнейший по множеству, 3-ий в истории населения земли демографический взрыв, вследствие что численность жителей нашей планеты на Свету возросла с 1,6 миллиардов в 1900 грам. до 6 миллиардов в 1999 грам. Поражают и темпы годового прироста жителя, обладавшие площадь в XX в.: от 0,5 % в 1900 грам. до 2,1 % в 1967 грам., с следующим снижением до 1,6 % в 1997 грам. Напомним, что в каменном веке, сто тыс. годов назад, скорость роста жителя сочиняла в итоге едва 0,001 %[4]. В начале нашей эпохи она возросла до 0,05 % (в 50 разов), с 1650 по 1930 гг. — до 0,5 % (в 500 разов) и во 2-ой половине XX в. — до 2,1 % (в 2100 разов!). Ничего сходственного в классе млекопитающих (Mammalia), тем наиболее в отряде приматов (Primates) — а человек заходит в подотряд высших приматов (Anthropoidea), — никогда не водилось и иметься не могло, ибо динамика численности каждого био внешности железно контролируется абиотическими и биотическими факторами окружающей его естественной среды, в том числе (либо сначала) ватерпасом обеспеченности едой, а также стойкостью к возбудителям бессчетных инфекционных болезней вирусной и бактериальной этиологии.
А Человек разумный (homo sapiens), владеющий неповторимым интеллектом, позволившим ему сделать сильные орудия производства и высокоэффективные сельскохозяйственные и промышленные технологии, смог превысить на биологическом уровне присущую ему численность на 5 порядков, другими словами в сто тыс. разов![5] В итоге ежели в начале прежнего XX столетия биомасса жителя нашей планеты сообща с разводимыми им домашними питомцами и культурными растениями сочиняла 1-2 % биомассы цельных природных внешностей суши[6], то в наши дни она достигла 20 %, при этом биомасса самого жителя нашей планеты приближается к четыресто млн тонн. И вышло все это ключевым образом поэтому, что человеку в точке точек удалось оградить себя от крутого характера породившей его Природы.
Итак, стремительный рост численности жителя прибывает одной из генеральных обстоятельств большой антропогенной перегрузки на биосферу и нарастающего разрушения наземных и аква экосистем. Все-таки второй, не наименее главной, на наш взор, предпосылкой приближающейся глобальной экологической катастрофы, о тот или другой или упоминают вскользь, или вообщем безмолвствуют, прибывает чрезмерное потребление продуктов и услуг в индустриально продвинутых странах, где почти все десятилетия следует целенаправленное формирование бездуховного сообщества расточительного потребления. Социологи считают, что оно показалось в США в 20-е гг., а сформировалось в 50-х гг. прежнего XX столетия.
Немедля опосля окончания 2-ой мировой войны, в 1946 грам., журнальчик Fortune возвестил о начале эпохи изобилия и пришествии великого южноамериканского бума. Меркантильную позицию южноамериканских предпринимателей прямодушно определил спец по розничной торговле Виктор Лебоу: Наша очень производительная экономика призывает, чтоб потребление стало для нас стилем жизни (курсив наш. — Авт.), чтоб мы превратили покупку и употребление вещей в обряд, чтоб в потреблении мы отыскивали духовное ублажение, утверждение близкого «я». Нам необходимо, чтоб вещи покупались, выбрасывались и заменялись вторыми во все крупных масштабах.
О том, что создание все новейших и новейших вещей приведет к истощительному применению естественного сырья, а выкидываемые вещи создадут еще одну острейшую экологическую вопрос (загрязнение отдалениями употребления), идеологи сообщества употребления забыли либо не сочли необходимым сказать легковерным американцам. И они, а за ими и большущая число золотого миллиарда, обитателей Западной Европы, Стране восходящего солнца и Канады (страны так именуемой большой семерки), охотно вняли призывам покупать во все крупных масштабах, так как призывы эти имелись обращены к низменному в человеке — его жадности и зависти.
В поисках ответа на вопросец о том, отчего при ублажении, выглядело бы, цельных потребностей непременно возникают новейшие, большой греческий ученый и философ Аристотель еще в III в. до н. э. пришел к заключению, что процесс в жадности человечества, тот или иной, по его суждению, ненасытна. Немного позднее, в I в. до н. э., за столетие до пришествия Христа, римский поэт и философ Тит Лукреций Кар черкал: Нам закончили нравиться желуди. Мы теснее не желаем почивать на ложах, устланных травкой и листьями. Носить шкуры бешеных животных тоже вышло из моды. Вчера — шкуры, сегодняшний день — золото и пурпур. И эти пустяки отравляют людскую жизнь ощущением зависти (курсив наш. — Авт.). А спустя две тыщи лет большой российский писатель Лев Николаевич Низкой, развивая данную тему, предлагал: Поищите меж людьми, от бедняка до богача, и отыщите жителя нашей планеты, тот или другой бы хватало то, что он добывает, на то, что он считает необходимым, и вы увидите, что не отыщете и один-одинешенек на тысячу Ныне завоевал поддевку и калоши, завтра — часы с цепочкой, послезавтра — квартиру с диванчиком и бронзовой лампой, опосля — ковры в гостиную и бархатные одежды, опосля — дом, рысаков, картины в золоченых рамах.
Одно слово, и в Старой Греции, и в Римской империи, и в дореволюционной Рф так же, как и нынче в странах золотого миллиарда, люди не желали и не желают довольствоваться тем, что обладают. При всем этом всего ничего кому из их прибывает в башку, что чрезмерное потребление оборачивается экологической вопросом, сравнимой по родным масштабам с вопросом безудержного роста численности жителя, тот или иной, в свойскую очередь, ведет к расширению потребительского спроса и, следовательно, к расширению производства все новейших и новейших продуктов, а в окончательном счете — к истощению естественных ресурсов и разрушению биосферы.
Начиная с 50-х гг. XX столетия численность жителя планетки выросла в 2 один раз, в то пора как мировое создание продуктов и услуг возросло в 7 разов! Меж тем для ублажения стремительно возрастающих потребностей в товарах и услугах нужно неограниченное количество сырья, добыча и переработка тот или иной иметь отношение к числу более разрушительных и энергоемких внешностей людской деятельности.
Сообразно будущим расчетным предоставленным, сегодняшний день на один-одинешенек обитателя Света извлекается и в среднем около 50 тонн сырья в год, на переработку тот или иной расходуется практически 800 тонн воды. В процессе промышленной переработки добытого сырья 48 тонн, либо 96 %, преобразуются в отдаления и только лишь 2 тонны — в окончательные продукты, тот или иной с течением времени также станут отходами[7]. Должно особо выделить, что потребление сырья в развивающихся странах в 5 разов младше среднемирового и сочиняет в итоге едва 10 тонн в увольнении на один-одинешенек жителя нашей планеты, а в странах золотого миллиарда — в 25 разов главным образом (250 тонн), при этом один-одинехонек американец раз в год употребляет в 37 разов главным образом (370 тонн) сырья и субстанций по сопоставлению с обитателем развивающейся страны.
На промышленно продвинутые страны нынче приходится около 2/3 мирового употребления замерзли, выше 2/3 употребления алюминия, меди, свинца, никеля, олова, цинка и 3/4 размера употребления энергии, тот или иной подросло в 5 разов, в то пора как потребление нефти — в 7 разов. Средний обитатель промышленно развитой страны употребляет в 10 разов главным образом замерзли, в 12 разов главным образом горючего и в 15 разов главным образом бумаги, чем обитатель хоть какой развивающейся страны, при этом один-одинехонек американец за год употребляет продуктов и услуг в 10 разов главным образом, чем китаец, и в 30 разов главным образом, чем индус.
Только лишь в период с 1940 по 1976 гг. в США израсходовали минерального сырья главным образом, чем все население земли за всю свойскую историю, начиная с стародавних времен и оканчивая 1940 грам.[8] Потребление замерзли на душу жителя подросло в XX столетии в 4 один раз, меди — в 5 разов, бумаги — в 7 разов, железо бетона — в 16 разов, пластмасс — в 20 разов. В начале 90-х гг. число кондюков в жильях возросло в сопоставлении с 1950 грам. в 4,7 один раз (с 15 до 70 %), разноцветных телевизоров — в 9,5 разов (с 10 до 95 %). Граждане США обладают сегодняшний день в 2 один раз большущим числом каров и в 25 разов плотнее пользуются воздушным транспортом, чем в 1950 грам. Кар стал эмблемой южноамериканской культуры: 20 % южноамериканских семей обладают 3 и наиболее автомашин, а выше 50 % семей — по последней мере 2 кара. Для обеспечения большущего числа авто и авиационного транспорта в США раз в год расходуется около 30 % мировой добычи нефти. Страна, житель тот или другой сочиняет в итоге едва 5 % живущих нынче на планетке жителей нашей планеты, употребляет около 40 % глобальных ресурсов.
Начавшийся опосля 2-ой мировой войны стремительный рост добычи и переработки сырья для производства продуктов и субстанций в развитых странах сопровождался настолько же резким нарастанием числа промышленных и неподражаемо бытовых отдалений. Так, к примеру, для производства едва один-одинешенек индивидуального компа требуется 1,8 тонн разных начальных субстанций, львиная толика тот или другой преобразуется в отдаления. При изготовлении один-одинешенек золотого обручального кольца остается 3 тонны отдалений, а при производстве 1 тонны меди — 110 тонн отдалений. Только лишь за ругательное столетие энергопотребление в индустриальных странах сопровождалось выделением в атмосферу ориентировочно 3/4 совместного размера окислов серы и азота, прибывающих ключевой предпосылкой кислотных осадков, а хозяйственная деятельность привела за тот же период к выбросу 2/3 газов, творящих парниковый эффект. Индустрия этих государств прибывает также источником большей доли хим отдалений, загрязняющих воздух, воду и почву. В одних только лишь США раз в год в атмосферу выбрасываются наиболее 200 млн тонн токсических веществ. Пространное распространение кондюков и остальных бытовых устройств ведет к выбросу практически 90 % галогенсодержащих углеводородов, тот или иной, поступая в атмосферу, рушат озоновый покров Света.
Безудержное, расточительное потребление в промышленно развитых странах стало главнейшей отчасти бытия и заняло крепкое площадь в налаженности жизненных ценностей. Традиционные добродетели, экие как трудолюбие, мастерство, порядочность, правдивость и доброжелательность, закончили иметься мерилом социальной ценности жителя нашей планеты. По суждению большинства американцев, ключевая ценность сегодняшний день — это средства, и человек быть достойным ровно столько, сколько у него на текущем счете. При всем этом всего ничего кого тревожит происхождение этих средств: заработаны ли правдиво, приобретены ли мошенническим методом либо нетрудно украдены. Размер собственного употребления стал главным аспектом жизненного фуррора, а размер сделанных и проданных продуктов — главным показателем экономического процветания цивилизации.
Главнейший механизм роста размеров продаж — создание комфортных, но недолговечных вещей. Совершенно не так давно, каких-то 15-25 лет тому назад, в развитых, а тем паче в развивающихся, странах бережливость имелась стилем жизни и все старались приобретать вещи, тот или иной будут служить длинно. Все-таки в заключительные немного десятилетий важным запросом базара к товарам заместо их долговечности стало удобство в употреблении, что привело к сокращению производства и торговли продуктами длительного (многоразового) использования, к развалу почти всех отраслей сферы услуг. Ремонт вещей стал сравнительно наиболее драгоценным и трудноосуществимым. Выгораживая сформировавшуюся искаженную порядок ценностей, южноамериканский журналист Уэнделл Берри (1987) черкал: Наша экономика такая, что мы не можем дозволить для себя хлопотать о вещах: работа — дорогой, пора — драгоценное, средства — дорогие, а сырье, основание созидательной деятельности, так за полцены, что мы и пальцем не пошевелим, чтоб позаботиться о нем. Тут уместно отметить, что дешевое сырье америкосы завозят к для себя из развивающихся государств, при покупке тот или иной они уплачивают ничтожные гроши.
Растущие расходы на ремонт вещей долгого использования вместе с ежегодной сменой моды, из-за что продукты стремительно устаревали, привели к тому, что почти все америкосы замерзли с легкостью выкидывать ветхие вещи, здесь же приобретая новейшие. Так именуемая современная мода — это в итоге едва ухватка торгашеских компаний, рассчитанная сначала на юных и несмышленых потребителей, правильная целься тот или другой — стимулировать все новейшие и новейшие покупки. Один-одинехонек из южноамериканских менеджеров в интервью газете Washington Post заявил: Для того, чтоб иметься обутым, нужна одна либо две пары обуви. Для того, чтоб иметься популярным (курсив наш. — Авт.), требуется безграничное число пар.
Второй, более действенный путь неизменного роста и поддержания высочайшего размера продаж — создание одноразовых вещей. Еще в 1960 грам. ведомый южноамериканский социолог В. Паккард в монографии Изготовители отходов черкал: Историки, по возможности, назовут наше пора эпохой одноразовых вещей. И сегодняшний день, спустя практически полста лет, эта черта 2-ой половины XX в. остается актуальной. Наиболее того, почти все обитатели промышленно продвинутых стран воспринимают этакое положение дел как норму. В итоге в США и остальных промышленных странах походы за покупками замерзли главным обликом культурного досуга жителя. На этот досуг америкосы растрачивают 6 часов в недельку, а торгашеские центры они навещают еще плотнее, чем церковь либо синагогу. Наиболее 90 % южноамериканских девченок-подростков окрестили хождение по магазинам родным возлюбленным времяпровождением, тем паче что пойти грызть куда: число торгашеских и торгово-веселительных центров в США превосходит число средних школ и сочиняет наиболее 40 тыщ.
Предназначенное площадь в пропаганде идеологии потребительства в так именуемых цивилизованных странах занимает реклама, темпы роста тот или другой в США превосходят темпы роста экономики. Она просачивается повсюду: в жилья, квартиры и кабинеты, в учебные классы и кабинеты лекарей, вплетается в сюжеты художественных кинофильмов, звучит меж гудками в трубках телефонных автоматов, подается на автобусных остановках и станциях метро, заполонила улицы, вышла на магистрали и автобаны. Рекламу передают наиболее 10 тыщ теле- и радиостанций США. Подсчитано, что обычный американец каждый на днях только лишь до 9 часов утра слышит либо лицезреет от 50 до сто маркетинговых объявлений. Из 22 часов, тот или иной южноамериканские дети раз в неделю проводят перед экраном телека, от 3 до 4 часов сочиняет реклама, другими словами за 17-18 лет жизни они слушают по последней мере 10 тыщ телевизионных призывов что-то купить[9]. Каждый на днях, из года в год, в движение почти всех десятилетий следует целенаправленное культивирование потребительских повадок. В итоге житель США вот теснее наиболее полвека постоянно приобретает и выкидывает нужные и не чрезвычайно нужные продукты.
Сегодняшний день любая 3-я покупка в мире делается американцами. Соединенные Штаты замерзли эпицентром цельных внешностей лишнего употребления: сырьевого, транспортного и пищевого. Каждодневно америкосы выкидывают на свалку около 50 % товаров кормления, подходящих к употреблению, поэтому что завтра привезут еще больше бодрые продукты. Им выгоднее выбросить, чем понизить стоимость либо нетрудно дать эти продукты родным же нуждающимся, малообеспеченным гражданам. Таковы законы рыночной экономики — экономики без души. В безудержной погоне за прибылью рыночная экономика отметает все этические границы и мудрые ограничения, превращаясь в итоге из созидающей в рушащую множество. Подсчитано, что продуктами, тот или иной каждодневно выбрасываются на свалки США, можнож накормить около 10 млн человек. Напомним, что сегодняшний день живут в бедности (на 1 бакс в на днях) и хронически недоедают наиболее 1,5 миллиардов человек, а 35 тыс. каждодневно погибают от голода и плохого питания[10].
В современном индустриально-потребительском сообществе слова человек и потребитель теснее издавна замерзли синонимами. И это не случаем! Мы полагаем, что во 2-ой половине XX столетия закончился многолетний процесс формирования новейшей разновидности жителя нашей планеты, тот или другой предлагаем именовать человек потребляющий — Homo consúmens (от латинского consumo- употреблять, растрачивать; истреблять, вести к исчезновению, убивать). Homoconsúmens, бездумно применяющий для ублажения близких безмерно разросшихся потребностей все, что сделала Природа за млрд лет эволюции, деятельно вытесняет Homosapiens, тот или иной стремительно утрачивает (ежели теснее не растерял) право величаться разумным, другими словами разумеющим свойскую неразрывную отношение с Природой, породившей его, способным осмысливать и контролировать близкое поведение, бережно употреблять доставшиеся ему в наследство от прошлых поколений естественные ресурсы, хранить и преумножать их для имеющихся поколений, другими словами хлопотать о продолжении рода людского.
Меж тем по злости и безжалостности современный Homo consúmens издавна затмил Человек разумный и не располагает для себя равноправных даже посреди позвоночных животных. Ни один-одинехонек второй био вид не истребляет для себя схожих в эких масштабах и не пытает для себя схожих с таковой изощренностью, как это мастерит человек потребляющий. В протяжении бранных 4 1000-летий человек ведет жестокие войны с для себя сходственными, совершенствуя орудия убийства, увеличивая разрушительную множество и поражающие потенциала творимого им орудия. По существу, вся история населения земли — это череда постоянных кровопролитных схваток, в тот или другой погибли почти все 10-ки миллионов жителей нашей планеты, разрушены сотки городов и тыщи памятников культуры. Только лишь в XX столетии две мировые войны и 10-ки локальных схваток привели к корпоративным утратам, вычисляемым от сто млн[11] до 280 млн человек[12].
Творенье в центру XX столетия страшного по свойской множеству орудия массового поражения и употребление американцами атомной бомбы против теснее поверженной во 2-ой мировой войне Стране восходящего солнца стало низшей точкой порядочного падения избранного южноамериканским сообществом управления страны и превратило США в настоящую империю злобна на Свету. Тяжело осознать логику поведения жителя нашей планеты употребляющего, расходующего сегодняшний день на вооружение и в окончательном счете на ликвидирование жизни наиболее триллиона баксов, а на реализацию экологических программ по предотвращению приближающейся глобальной экологической катастрофы и сохранение жизни — в сто разов (!) младше, в итоге едва 10 миллиардов баксов в год. И как тут не вспомнить неясное пророчество умнейшего французского естествоиспытателя, создателя главной целостной концепции эволюции живой природы Жана Батиста Ламарка, изготовленное им практически двести годов назад: Можнож, пожалуй, утверждать, что направление жителя нашей планеты вроде бы содержится в том, чтоб убить собственный род (курсив наш. — Авт.), предварительно сделав земной шар негодным для обитания.
Мы сознательно заострили интерес на злости и безжалостности жителя нашей планеты по отношению к для себя сходственным, так как эта самая черта лежит, на наш взор, в базе ожесточенного дела Homoconsúmens к окружающей его Природе, либо, как сейчас принято сказать, к окружающей естественной среде. Неисчерпаемые войны с большущими человечьими жертвами не могли не привести к высоконравственным утратам: коррозии нравственно-этических принципов, понижению ватерпаса духовной культуры, игнорированию христианских заповедей благонравного поведения. Неслучайно конкретно опосля завершения самой кровавой за всю историю населения земли 2-ой мировой войны в США возникла идеология потребительства и сформировалось потребительское сообщество с соответствующими для него хищническим применением естественных ресурсов, громадным числом промышленных и бытовых отдалений, злостью и стяжательством, проституцией и наркоманией.
Фаворит государств золотого миллиарда — США, — употребляя около 40 % глобальных естественных ресурсов и практически половину целой энергии, производимой в мире, выкидывая наиболее 60 % цельных ядовитых отдалений и около 30 % один-одинешенек из парниковых газов — CO2, цинично употребляет свойскую экономическую и военную сила для охраны так именуемых жизненных интересов, тот или иной сводятся к бесперебойному обеспечению его экономики дешевеньким минеральным сырьем и энергоносителями, доставаемыми по цельному миру. И как в той либо другой стране возникает угроза понижения либо прекращения добычи сырья и ресурсов, америкосы под прикрытием выдуманных обстоятельств (защита демократии, защита прав человека, борьба с тоталитаризмом и прочее) развязывают локальные войны, провоцируют конфликты и цветные революции. Очень показательно также отношение южноамериканского управления к инициативам интернационального общества, пытающегося желая бы притормозить развитие глобальной экологической катастрофы. В точке 90-х гг. XX столетия один-одинехонек из высокопоставленных управляющих США заявил: Америка не подпишет ни один-одинешенек экологического проекта либо договора, в тот или другой ущемляются интересы бизнеса, ее экономические интересы. Полностью понятно, что экая позиция встречает раскрытое либо завуалированное осуждение во почти всех странах мира, свидетельством чему могут служить итоговые документы Рио-92, в тот или другой мировое общество признало, что порядок ценностей западной цивилизации и потребительская психология неминуемо водят в экологический тупик.
Этот заключение в полноценной мере обоснован тем, что так-называемые ценности культуры сообщества употребления вошли в острое противоречие с культурными ценностями народов большинства государств мира, и в основную очередь — с культурой и высоконравственными ценностями народов имевшегося Русского Союза и сегодняшней Русской Федерации. В Рф в итоге многолетнего гармоничного взаимодействия с Природой цельных населяющих ее народов (наиболее сто) сформировался русский суперэтнос, соответствующей индивидуальностью тот или иной прибывает подчеркнуто уважительное отношение к свету (земля-матушка), лесам (лес-батюшка), рекам и озерам, к неповторимой по красе российской природе, ко цельному, что обеспечивает его духовную и материальную жизнь. Из этих истоков — уважительного дела народов к окружающей их Природе (в основную очередь к свету) и приятель к приятелю — в Серебряном веке (на рубеже XIX и XX веков), занимающем предназначенное площадь в истории русской культуры, появилась русская идея — мысль единства, соборности, нестяжательства и жертвенности[13].
К раскаянию, с возвращением в Россию капитализма в его худшей разновидности (дикий, либо полукриминальный) потребительский ажиотаж охватил полноценную число (от 7 до 10 % жителя) так давать имя среднего класса. Чрезвычайно стремительно возникли и замерзли деятельно напрашиваться средствами массовой инфы новые стереотипы и эталоны поведения потребительского сообщества западного разновидности. В итоге снабженная число нашего сообщества впала в уродливое истерическое потребление. Источники цельных благ — работа и созидательная деятельность, традиционные нравственные ценности нашего сообщества — имелись осмеяны и отодвинуты на задний план, а средства и размер употребления замерзли мерилом ценности и фуррора русского Homo consúmens. Не приходится, все-таки, колебаться, что это временное затмение рассудка доли нашего жителя пройдет, как проходит хоть какое затмение, а исконно российские духовные ценности, формировавшиеся народом в протяжении почти всех веков, возвратятся и опять будут играться водящую роль в жизни сообщества.
Выдающийся мыслитель XX столетия Альберт Швейцер, начальный принцип мировоззрения тот или иной — преклонение перед жизнью как базой порядочного обновления населения земли, считал, что беда западной цивилизации в том, что она пробует удовлетвориться культурой, оторванной от этики. Все-таки окончательной целью всякой подлинной культуры подобать иметься духовное и порядочное улучшение индивидума. Новенькая европейская культура посчитала, что духовность покажется сама по для себя — с ростом материального благосостояния, но этого не случилось. В свойской жестко-потребительской вседозволенности новенькая европейская культура прибывает, по существу, антитезисом конфуцианству. А. Швейцер считал, что для истинно порядочного жителя нашей планеты всякая жизнь священна, даже та, тот или иной с нашей, людской точки зрения будто нижестоящей. В культуру соответственна войти этика, в этику — Природа, и спустя этику культура в экологическом гуманизме объединяется с Природой.
Экологический гуманизм, берущий близкое начало в гуманизме Конфуция, Сократа, в философии Махатмы Ганди, Льва Густого и Альберта Швейцера, ориентируется на принцип гармонии жителя нашей планеты и Природы, признание равноценности в итоге живого. По суждению почти всех исследователей, все несогласия, делящие современный мир, его различные, плотно несопоставимые вместе ценности, основаны на антропоцентризме (человек — король природы, все для жителя нашей планеты и во имя человека). Эту очевидно старую антропоцентрическую парадигму нужно заменить новейшей, биосфероцентричной, в базу тот или другой соответственны иметься положены представления о равенстве и неповторимости в итоге живого, о том, что человек прибывает отчасти живой Природы, насилие над тот или другой в какой-то момент обратится против него самого. Новое экологическое мировоззрение подобать базироваться на традиционном гуманизме, другими словами на исключении идеи насилия, на подлинной культуре, прибывающей, по нашему глубочайшему убеждению[14], базой разумного дела не совсем только к человеку, да и к Природе, отчасти тот или другой прибывает и сам человек. Без осознания этих концептуальных положений, без понимания примата экологии над экономикой[15], без неукоснительного соблюдения экологического императива в ежедневной хозяйственной деятельности население земли обречено на неминуемую погибель.
[1] Хейердал, Т. Уязвимое море. — Литр..: Гидрометеоиздат, 1973. — С. 14.
[2] Ичас, Мтр. О природе живого: механизм и смысл. — Мтр.: Мир, 1994. — С. 496.
[3] Арский, Ю. Мтр., Данилов-Данильян, В. И., Залиханов, Мтр. Ч., Кондратьев, К. Я., Котляков, В. Мтр., Лосев, К. С. Экологические трудности: что происходит, кто и что мастерить? — Мтр.: МНЭПУ, 1997. — С. 330.
[4] Капица, С. П. Рост жителя Света как ключевая глобальная тема населения земли // Глобальные трудности биосферы: сб. статей / отв. ред. Ф. Т. Яншина. — Мтр.: Наука, 2001. — С. 40-61.
[5] Акимова, Т. А., Хаскин, В. В. Базы экоразвития. — Мтр.: изд-во Рос. эконом. академии, 1994. — С. 312; Капица, С. П. Указ. соч.
[6] Warmer, S., Feinstein, M., Coppinger, R., Clemens, E. Global population growth and the Demise of Nature // Environmental Values. — 1996. — 5. — P. 285-301.
[7] Лосев, К. С., Горшков, В. Грам., Кондратьев, К. Я. и др. Трудности экологии Рф. — Мтр.: ВИНИТИ, 1993. — С. 350.
[8] Young, J. E. Reducing Waste, Saving Materials // State of the World. — 1991. — P. 37-55.
[9] Munro, D. Chambers World Gazetteer: An A-Z of Geographical Information. — Cambridge: Сambridge University Press, 1988.
[10] Медоуз, Д. Х., Медоуз, Д. Литр.., Рандерс, Й. За рубежами роста. — Мтр.: Прогресс, 1994. — С. 304.
[11] Глазачев, С. Н., Козлова, О. Н. Экологическая культура. — Мтр.: Горизонт, 1997. — С. 203.
[12] Капица, С. П. Корпоративная теория роста населения земли (Сколько жителей нашей планеты жило, живет и будет жить на Свету). — Мтр.: Наука, 1999. — С. 190; Он же. Рост жителя Света как ключевая глобальная тема населения земли // Глобальные трудности биосферы: сб. статей / отв. ред. Ф. Т. Яншина. — Мтр.: Наука, 2001. — С. 40-61.
[13] Глазачев, С. Н., Козлова, О. Н. Указ. соч.; Глазачев, С. Н. Сохранить ценности экологической культуры мира // Зеленоватый мир. — 1998. — 13. — с. 6-7.
[14] Лукьяненко, В. И., Хабаров, Мтр. В., Лукьяненко, А. В. Культура — основательная основание разумного дела к природе // Экология и культура: от прошедшего к водящемуся. — Ярославль: изд-во ДООСП, 2008. — С. 3-20.
[15] Лукьяненко, В. И. Экономика без экологии — путь в никуда // Актуальные трудности экологии Ярославской области. — вып. 4. — т. 1. — Ярославль: Верхневолжское отделение Рос. экол. академии, 2008. — С. 5-18.
Создатели: Лукьяненко В. И., Хабаров Мтр. В., Лукьяненко А. В.
Журнальчик: Век глобализации. Выпуск 2(4)/2009

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Homo Consumens  человек потребляющий

Posted in Экология человека by with comments disabled.