Углекислый газ как начало жизни и ее финал

Углекислый газ как начало жизни и ее финал
Это снаряд-ракета из стекла в дубовой обшивке, заряженный под давлением в 70 две атмосферы водянистой углекислотой Всякое живое существо, находящееся в границах 30 метров от участка взрыва, обязано неминуемо погибнуть от данной для нас замораживающей температуры и удушья Целый океан углекислоты затопит город!..)
Эким методом свирепый маньяк герр Шульце намеревался расправиться со вольным и демократическим городом Франсевиллем, о чем поведал чтецам Жюль Верн в романе 500 миллионов бегумы сообща со родным соавтором – публицистом и конструктивным дельцом Парижской коммуны Паскалем Груссе (Андре Лори) наиболее 130 годов назад.Углекислый газ как начало жизни и ее финал
Это снаряд-ракета из стекла в дубовой обшивке, заряженный под давлением в 70 две атмосферы водянистой углекислотой Всякое живое существо, находящееся в рубежах 30 метров от участка взрыва, обязано неминуемо погибнуть от данной замораживающей температуры и удушья Целый океан углекислоты затопит город!..)
Этаким методом свирепый маньяк герр Шульце намеревался расправиться со вольным и демократическим городом Франсевиллем, о чем поведал чтецам Жюль Верн в романе 500 миллионов бегумы вкупе со родным соавтором – публицистом и конструктивным дельцом Парижской коммуны Паскалем Груссе (Андре Лори) наиболее 130 годов назад.
Роман конечно умопомрачительный, но в нем Жюль Верн практически предсказал возникновение боевых отравляющих веществ, верно так же, как – в вторых романах – подводных крейсеров, электромобилей, средств беспроводной отношения и множества иных свершившихся технических открытий.
Некие его литературные гипотезы не реализовались и никогда не реализуются: с помощью пушки на Луну люди летать не станут (жаждая для заброски на орбиту автоматических станций этот метод, может быть, иногда-нибудь понадобится), громадные плавающие острова строить навряд ли возьмутся, ну и в недрах вулканов не будут находить застывшие на степени мезозоя затерянные миры. Но вот с предположением по предлогу углекислого газа у большого фантаста вышла воистину умопомрачительная неоднозначность.
С одной сторонки, в качестве орудия двуокись углерода никто никогда не использовал и употреблять не будет. Люди изобрели намного наиболее действенные вещества массового поражения братьев.
С второй – перспектива великих городов оказаться затопленными океанами углекислоты сейчас смотрится никак не умопомрачительной.
И частично экое теснее происходит.
Углекислый газ CO2 заходит в состав земной атмосферы. Его средняя концентрация в воздухе сочиняет около 0,035%, либо 350 ppm – миллионных толикой (parts per million). Геохимические исследования изобразили, что ориентировочно таковой ватерпас – в рубежах пары сотых толикой процента – остается постоянным теснее сотки тыщ лет. Тем более некие его потрясения вокруг средней величины все же происходят. Исторически они соединены с фазами глобальных потеплений и похолоданий, но как конкретно – достоверно пока не определено. Научные споры о этом чрезвычайно подсказывают классическую дискуссию о первородстве курицы и яичка.
Одни ученые считают, что конкретно повышение в атмосфере содержания CO2, тот или иной происходит в итоге функциональной вулканической деятельности либо глобальных катаклизмов вроде падения больших небесных тел, вызывавших громадные пожары, останавливается первопричиной потеплений. Углекислый газ, препятствуя отражению в место солнечного тепла, увеличивает парниковый эффект и увеличение среднеземной температуры. Иные, против, говорят, что как разов в итоге потепления из Мирового океана высвобождается неограниченное количество растворенной в воде двуокиси углерода, будто из нагретого шампанского. А иногда настает фаза похолодания, океан опять ест CO2, и его концентрация в атмосфере понижается.
Вроде бы то ни водилось, замеры демонстрируют, что с 1970-х годов число двуокиси углерода в воздухе раз в год увеличивается на 1,5 ppm. И опять воззренья климатологов на этот счет разделились. Некие склонны считать, что в происходящие на Свету глобальные климатические конфигурации значимым образом вмешался антропогенный (человечий) фактор. Перечить здесь трудно: сжигание в громадных числах углеводородов и массовая вырубка лесов не идут на выгоду ни природе в целом, ни человеку в частности. Все же иные ученые правосудно указывают, что в сопоставлении с космическими действиями воздействие жителя нашей планеты пока еще не очень существенно.
Но вот атмосфера площадей массового людского обитания – городов, и неподражаемо крупных городов, вправду формируется при конкретном нашем участии. Во 2-ой половине прошедшего века концентрация CO2 в деревенской местности сочиняла те самые среднеземные 350 ppm, в маленьких городках 500 ppm, в больших промышленных центрах 600-700 ppm. И это, все же, не стало рубежом.
Длинное пора углекислый газ не рассматривался как ядовитый. В самом процессе, он находится в тканях и клеточках живых организмов и участвует в действиях метаболизма. Наиболее того, недостаток углекислого газа готов стать предпосылкой появления множества болезней эндокринной, сердитой, сердечно-сосудистой порядков, органов пищеварения и костно-мышечного аппарата. В то же пора не тайна, что существенное (в 10-ки разов) увеличение содержания в воздухе CO2 вызывает резкое ухудшение самочувствия, а концентрация наиболее 5% (50 000 ppm) останавливается для жителя нашей планеты смертельной.
Где же находится тот рубеж, до тот или другой мы можем не волноваться о состоянии близкого здоровья? Вопросец актуален, так как огромную количество жизни современный человек, и сначала городской житель, все же проводит в зданиях, локальный климат и атмосфера тот или другой значимым образом выдаются от соглашений обнаруженного места.
Как ни удивительно, в СССР и в Рф до самого ближайшего времени исследования о воздействии низких концентраций CO2 на здоровье жителя нашей планеты практически не проводились. Единственная занятие, упоминаемая сейчас, – статья О. В. Елисеевой К обоснованию ПДК двуокиси углерода в воздухе, размещенная в журнальчике Гигиена и санитария в 1964 году. В статье, в частности, например, что углекислый газ останавливается вредоносен, только лишь ежели его концентрация превосходит 5000 ppm.
Зато этакие исследования очень энергично велись за рубежом. К примеру, обследование, проведенное в Англии, представило, что при концентрации диоксида углерода выше 1000 ppm заинтересованность жителя нашей планеты понижается на 30%. При степени выше 1500 ppm четыре пятых испытуемых начинали скоро испытывать чувство вялости, а при 2000 ppm две трети из их утрачивали способность концентрироваться. Фактически все (97%), кто мучился пора от поры мигренью, заявили, что боль в голове у их начинается теснее при степени 1000 ppm. Этакие же либо очень недалекие результаты имелись заработаны в Финляндии, Венгрии, США и вторых странах.
Еще наиболее беспокойные предоставленные принесло масштабное международное исследование, проведенное по инициативе Евро респираторного сообщества в школах Франции, Италии, Дании, Швеции и Норвегии. Оно представило, что в учебных заведениях, где концентрация СО2 в классах превосходила 1000 ppm, подверженность учащихся болезням респираторных органов повышалась в 2-3,5 один раз. Правда, тут нужно сделать уточнение. Высочайшее содержание углекислого газа в зданиях свидетельствовало сначала о том, что они неудовлетворительно вентилировались. А следственно, в воздухе школьных классов могли находиться и иные провокаторы болезней: бактерии, вирусы, летучие органические вещества. Тем более исследователи темы пришли к заключению, что безопасный ватерпас CO2 в помещении не соответствен превосходить 1000 ppm. В Европе и США в отношения с сиим достаточно скоро имелись пересмотрены и изменены стандарты, предъявляемые к состоянию воздушной среды жилых и рабочих помещений. Сейчас кроме температуры, влаги, запыленности, максимально возможных концентраций потенциально вредных веществ в их включены характеристики содержания CO2. Сообразно сиим эталонам, очень возможное значение ватерпаса СО2 в учебных, офисных и жилых зданиях сочиняет 1000 ppm. А в школах Департамент здравоохранения США советует поддерживать ватерпас углекислого газа не выше 600 ppm. Не считая того, живет еще одна норма: воздух в зданиях по содержанию CO2 не соответствен выдаваться от внешнего наиболее чем на 350 ppm. На теоретическом уровне обеспечить экое соотношение соответственны порядка вентиляции и кондиционирования.
Постоянно ли это может быть? К раскаянью, нет. В рабочих зонах промышленных производств содержание в воздухе диоксида углерода намного выше. К примеру, в горячих цехах либо в шахтах. И никакими мудрыми и экономически применимыми методами понизить его нельзя. В Рф гигиенические нормативы, введенные в 2006 году, определяют разовую ПДК CO2 для воздуха рабочей зоны в 13 710 ppm, а среднесменную – 4597 ppm (для сопоставленья: в США эти нормы сочиняют сообразно 30 000 и 5000 ppm). В шахтах – 5000 ppm.
В кабинетах примитивнее. Углекислый газ в зданиях появляется едва лишь как продукт жизнедеятельности жителя нашей планеты, тот или иной выдыхает в сто разов главным образом CO2, чем вдыхает. Употребляя около 30 л. кислорода в час, все мы выделяет 20-25 л. углекислого газа.
В принципе, чтоб воздух оставался аккуратным, довольно сделать размен с наружной атмосферой из расчета 30 м3 в час на 1-го жителя нашей планеты. Этакие начальные предоставленные закладываются при расчете вентиляционных порядков служебных, а также жилых помещений, тот или другой и соответственны обеспечить те самые удобные 600 ppm и менее. Жаждая насчет комфортности этого ватерпаса некие исследователи высказывают очень серьезные сомнения. К примеру, британец Д. Робертсон утверждает, что будущая на Свету фауна, в том числе и человек, формировалась в определенной температурно-газовой среде, в тот или иной содержание диоксида углерода не превышало 300-350 ppm. По расчетам Робертсона, тот или другой он опубликовал в журнальчике индийской Академии, наибольший безопасный для жителя нашей планеты ватерпас CO2 равноправен 426 ppm. Потому иногда концентрация углекислого газа в атмосфере планетки достигнет данной величины (а экое может произойти ориентировочно лет сквозь 50), население земли не то чтоб вымрет, но здоровье значимой его числа серьезно ухудшится. Это, естественно, собственное суждение Робертсона, все же заслуживает о нем жаждая бы на всякий вариант помнить ?
В 2007 году доктор мед наук Ю. Д. Губернский (Институт экологии жителя нашей планеты и гигиены окружающей среды им. А. Н. Сытина РАМН) и кандидат технических наук Е. О. Шилькрот (ОАО ЦНИИПромзданий) провели исследования воздушной среды в столичных кабинетах и на улицах столицы. Результаты шокировали. При том что измерения проводились далековато не в самые неблагополучные с точки зрения метеорологической обстановки дни, ватерпас углекислого газа на улицах сочинял 1000 ppm. А в кабинетах концентрация CO2 достигала 2000 ppm и даже выше.
Как иметься? Да никак. Тех 30 кубометров воздуха довольно, ежели за окнами шумит хвойный лес. При внешной концентрации диоксида углерода 600 ppm необходимо теснее не 30 кубов, а 80; при 800 ppm – 150-200 и т д. А в зимнюю пору эти кубометры к тому же еще необходимо подогревать. Так что для очищения атмосферы целых служебных помещений жаждая бы до ватерпаса 1000 ppm у городка легко не хватит энергии. Кстати, в жильях москвичей, неподражаемо тех, что склонны в центре, ситуация ненамного превосходнее.
Не заслуживает колебаться, что верно в эком же положении находятся обитатели хоть какого большого городка современной Рф.
Понятно, что для конфигурации ситуации локальных, точечных мер недостаточно.
В штате Калифорния в 1997 году (за 6 лет до того, как в губернаторское кресло сел кинокумир миллионов Арнольд Шварценеггер) водилась разработана особая программа понижения промышленных выбросов СО2. И никак не ради борьбы с глобальным потеплением (США до этого времени не ратифицировали Киотский протокол о ограничении выбросов парниковых газов), но необыкновенно ради блага собственных людей.
Может быть, кому-то из наших читателей эта информация теснее знакома из публикаций в вторых изданиях. Но не повторить ее нельзя, так как Калифорния стала неповторимым и пока единственным в мире полигоном по понижению выбросов конкретно СО2 в рубежах достаточно значимой местности.
В рамках данной программы любая дымовая труба водилась вооружена газосчетчиками, определены способности понижения выбросов для предоставленного компании и разновидности производства, а также найден средний процент понижения. Для тех, кто превосходил общепринятый объем выбросов, введены чрезвычайно серьезные штрафы. Зато те компании, тот или другой смогли функционировать с опережением, снижая выбросы сверх плана, приобрели вероятность торговать сэкономленными квотами, изменяя их тем, кому угрожает штраф. Порядок заработала скоро. В нынешнее время число выбросов раз в год стабильно понижается, ну и квоты распродаются на два года вперед.
В баста 1990-х годов родились понятия зеленое строительство, зеленые стандарты. Значили они разработку технологий массового строительных работ и обустройства людского жилища с наибольшим жизненным уютом. И под уютом в принесенном случае водились в облика не джакузи и семейные боты, а экологичность сферы обитания. Жителя нашей планеты не обязано убивать собственное жилье, что происходило у нас в фенольных жилье и квартирах, где материалы отделки повсевременно выделяли канцерогены. Он не соответствен останавливаться инвалидом в итоге постоянных прогулок по задымленным, отравленным улицам. В нынешнее время зеленые стандарты обширно употребляются Европейским союзом, Северной Америкой, Австралией, странами Азии и начинают приноравливаться на Среднем Востоке и в Латинской Америке.
Вот и у нас в 2003 году вступил в массу закон О техническом регулировании, направленный на увеличение сохранности и комфортности жизни русских людей. Закон был принят, но, к раскаянью, пока не функционирует, так как к нему нужно создать около 500 технических распорядков. Предполагалось, что это будет изготовлено к 2010 году. А все прошлые ГОСТы и СНиПы (строй нормы и верховодила), издавна нравственно обветшавшие, так как создавались 10-ки годов назад на основанию технологий тех пор и сейчас тормозят фактически хоть какое строительное либо бытовое новшество (вплоть до нанотехнологических шедевров), имелись переведены из неотклонимых к выполнению в рекомендательные. Кроме тех, тот или другой конкретно гарантируют сохранность жизни и здоровье жителей нашей планеты. Новейшие стандарты по нормам содержания СО2 в Рф имелись утверждены в 2008 году – они верно этакие же, как в Европе. Но они не станут законом, непременным к выполнению, пока не перевоплотился в технические регламенты. Иногда это произойдет, огласить тяжело, так как к истинному поры, по принесенным Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт), технических распорядков принято итого 27.
Зачем это вышло и куда имелись истрачены средства – объект совершенно второй статьи. Сущность в том, что ожидать того дня, иногда обитатели великих городов уютно и счастливо заживут по зеленым стандартам, придется еще чрезвычайно длинно. Поэтому и неувязка лишнего числа углекислого газа для Рф еще не неувязка – пока распорядка нет, ее вообщем вроде бы не живет. Все же мастерить-то что-то надобно. Глодать регламент либо нет его, жажды жить подлиннее и по способности храня здоровье от этого не убавляется. Так что все-таки?
Самый конкретный выход – полная герметизация квартиры с установкой выходного шлюза и порядков поглощения углекислоты (адсорбционные фильтры тот или другой вызовут повторяющейся подмены). Другими словами перевоплощение квартиры в подводную лодку либо космический корабль. Сходственное, очевидно, может быть только лишь на степени установки подземного бункера ставки верховного командования и для городского жилища не годится.
Настолько же конкретный, но немного наиболее настоящий вариант – безотлагательно бегать из городов и заняться разведением овощей и домашних питомцев в деревенской местности. Как досадно бы это не звучало, подавляющее число мещан сиим вариантом, вероятнее всего, пренебрежет, что полностью объяснимо.
Очевидно, в определенной ступени направят современные порядка вентиляции и кондиционирования воздуха. Вроде бы там ни водилось, без их намного дурнее, чем с ими.
Спецы предуведомляют: агрегат металлопластиковых окон, вошедших у нас в моду в то самое пора, иногда в Европе они из моды решительно выходили, лишает помещение природной вентиляции. Примечательные металлопластиковые окна не пропускают шум, пыль – они вообщем ничего не пропускают, в том числе и чистый воздух за пределом, а углекислый газ вовне. Как досадно бы это не звучало, наши давнишние отечественные древесные рамы, тот или другой перекашивались от дождика, тот или другой перед пришествием зимы необходимо водилось всякий разов конопатить и заклеивать, а в весеннюю пору цельной семьей дружно отмывать, вычищать и украшать, по экологичности предоставят вперед тыщу процентов прекрасным и комфортным пластмассовым переплетам, по наличию тот или другой проф квартирные воры судили о благосостоянии квартировладельца, избирая объекты для налетов.
Остальные назначения обыкновенны, поэтому понятны: вентилировать спальню перед сном, главным образом находиться на природе, стараться не покидать личный дом во пора неблагоприятного состояния городской атмосферы и т д. Все же частотой проветриваний темы не решить, покуда источником избытков СО2 для каждого обывателя остается сам город.
Ключевые изготовители диоксида углерода в любом крупном городе – промышленные компании и транспорт. Но ежели выбросы фабрик и заводов можнож заблокировать, нейтрализовать очищающими порядками и технологиями, то с бензиновыми экипажами поделать ничего нельзя. Из авто выхлопов можнож отфильтровать тетраэтилсвинец, сернистые сочиняющие – все что угодно, не считая углекислого газа. Нет, в принципе можнож и с ним преодолеть, все же тогда стоимость кара поднимется до ватерпаса стоимости малого самолета. Либо даже не чрезвычайно малого.
Почти все городка мира задолго до возникновения евростандартов на предельную токсичность выхлопов – Евро-1, Евро-2 и ниже – тему загазованности решали сразу с выводом темы пробок. Покрывали целые кварталы для движения собственных каров (Лондон, Стокгольм и др.), вводили ограничения на поездки по принципу четные регистрационные номера по четным дням, нечетные по нечетным (Нью-Йорк, Мехико и т.д.). Назначали въездную плату в центральную количество и большие штрафы за парковку в неположенном участке. Ну и всякое второе. Меры эти постоянно приносили положительные результаты.
В Рф – как досадно бы это не звучало! – все перечисленное, видимо, неприемлемо. В каждом великом городке у нас проживает максимум людей, тот или другой никто ничего теснее не может воспретить. Ну и не жаждет. И не будет, даже ежели действующего на улицах запретителя в служебной форме к тому обяжут.
Фактически, вот и все. На этом рассказ о нынешней действительности оканчивается.
Перебегаем наново к фантастике.
Ежели целый городской транспорт, а в главную очередь собственный, вдруг станет электрическим, воздух в Москве и Санкт-Петербурге, Ростове на дону и Челябинске, Магнитогорске и Владивостоке опять сделается практически этаким аккуратным, каким был в ясные годы основания этих человеческих поселений и некое пора после чего.
Спец по налаженности кондиционирования и вентиляции Б. Буцев, тот или иной, кстати, на данный момент занимается разработкой новейших зеленых стандартов в числа экологии жилья, нарисовал этакую картину:
По городку мы катаемся на аккумах – поездки-то условно краткие, менее сто км в два баста. А на дачу добираемся теснее по-второму. Выезжаем на трассу и приобщаемся токосъемниками машинки к железной сетке, натянутой над асфальтом. Этакие аттракционы – электрокары с токосъемниками в манеже под железной сетью – имелись и глодать в каждом парке культуры и отдыха. Едем сколь угодно длинно до съезда с трассы в близкую деревню. Там сворачиваем и наново движемся на аккумах. Перед возвращением батареи можнож зарядить и – вперед! В городскую квартиру! На занятие!)
Фантастика? Естественно. Но Жюль Верн тоже черкал близкие творения, не особо рассчитывая на то, что литературный вымысел иногда-нибудь воплотится в действительность.
И все же экое с его умопомрачительными идеями частично вышло
Создатель: Борис РУДЕНКО.
С признательностью к источнику: журнальчик “Наука и жизнь” 3 2011

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Posted in Климат Земли by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *