ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНИ (коллективное бессознательное как сфера диалектики добра и зла)

ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНИ (коллективное бессознательное как сфера диалектики добра и зла)В статье изучены взоры представителей аналитической психологии и на их основанию выявлена диалектика добросердечна и злобна в видах коллективного бессознательного. Обычным для европейской культуры стало положение о развитии самосознания жителя нашей планеты на основанию углубления знаний о добре и зле, их диалектике, взаимопереходе, обоюдном возможном обусловливании. Выдвинутый еще Сократом, этот тезис приобрел необыкновенную интерпретацию в произведениях представителей аналитической и трансперсональной психологии.ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНИ (коллективное бессознательное как сфера диалектики добра и зла)В статье изучены взоры представителей аналитической психологии и на их базе выявлена диалектика блага и злобна в видах коллективного бессознательного. Обычным для европейской культуры стало положение о развитии самосознания жителя нашей планеты на базе углубления знаний о добре и зле, их диалектике, взаимопереходе, обоюдном возможном обусловливании. Выдвинутый еще Сократом, этот тезис приобрел необыкновенную интерпретацию в работах представителей аналитической и трансперсональной психологии.
Предположение основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда о пребывании в психике жителя нашей планеты 2-ух полярных энергий, либидо либо эроса (стремлений к удовольствию, жизни) и мор-тидо либо танатоса (желания к погибели), творящих динамику внутренней жизни индивидума и сообщества в целом, имелось расширено и дополнено Карлом Густавом Юнгом.
Сообразно З. Фрейду, в область бессознательного вытесняются личные, неповторимые для каждого индивидума идеи и образы, т.е. эрос и танатос стают в психике каждого индивидума по-свойскому, располагают неповторимую персонификацию. К.Грам. Юнг считал область бессознательного хоть какого жителя нашей планеты насыщенной формами и видами, тот или иной не заслужены персонально, но прибывают подарком дальних предков, коллективной про-то-психикой. Ученый выделил 2-ой оболочка бессознательного, и его структура заполучила последующий вид: наиболее глубочайший оболочка сочиняет коллективное бессознательное, поверхностный -субъективное бессознательное. Область коллективного бессознательного заполнена вблизи основополагающих образов, тот или иной заработали заглавие архетипы (от архаические типы) либо доминанты (доминирующие). Архетипы — изначальные образы, более античные и более всеобщие формы представлений населения земли о мире, отражение повсевременно циклического опыта населения земли. Миф переводит архетипы из бессознательного в сознание, приносит вероятность овладевать присущей им энергетикой, насильно, свойствами, сделать долею личности. Миф, развернутый как внутренняя жизнь индивидума, явленный средством линии персонажей-архетипов, приносит картину становления и раскрытия личности, процесс выявления ее самосознания. Структура мономифа, сообразно Дж. Кэмпбеллу, состоит их 3-х стадий: финал — инициация — возвращение [3] (приглашение к странствию, вызов — многообразные приключения, борьба с соперником — победа — приобретенье пленницы (анимы) и сокровища — возвращение в качестве верховодящих супругов), тот или иной передает, средством образов, картину становления настоящей психологической жизни жителя нашей планеты [8].
Все архетипы идет поделить на две группы: неперсонифицированные (эфир — неважно какая первосубстанция: огонь у Гераклита, вода, малосодержательность, нечто единое и др.; энергия, жизненная множество -прана, мана и др.) и персонифицированные. К данной нам группе иметь отношение: самость либо герой (центральный архетип, отражающий самосознание личности, необыкновенное ядро психики, вокруг тот или другой группируются энергии сознательного и бессознательного), личность (необыкновенная маска, тот или иной надевает личность в ответ на запроса общественного окружения, общественное личность), анима (образ, доставляющий дамские свойства в мужской психике), анимус (образ, доставляющий мужские свойства в женской психике), тень (сокрытые дурные свойства индивидума, сосредоточие брутальных и антисоциальных стремлений); малыш (персонификация потенциала личности), мудрец (отображение духовной массы, целостности личности), чернокнижник (персонификация выбора и познания).
Все архетипы взаимосвязаны, отражают первоначальную синкретичность людской про-то-психики, нерасчлененность на сознание и бессознательное, начальное состояние, тот или иной отражено в символическом виде дракона-уробороса, нескончаемого змея, кусающего личный хвост. Становление фактически сознания жителя нашей планеты, приобретения им самости (центроверсии), начинается с выделения в уроборосе образов прародителей мира -сначала мамы, далее отца (фрагментации изначального архетипа) [5]. Два архетипа располагают двойственную природу, вместе с тем дружественную и страшную для жителя нашей планеты [1]. Так, архетип мамы соединяет в для себя две ипостаси: страшная мама и большая мама. Ругательная показывает поддержка, жизненные массы, благожелательность и интуицию. Это противоборство отображено в народной фантазии как конфликт мамы и мачехи героя.
Архетип начального отца, прародителя мироздания представлен в видах разумного старика и волшебника, тот или иной постоянно возникают в мифологическом повествовании о приключениях героя. Старец — персонификация творческой страны личности, духовной целостности, мудрости, блага. Он пробуждает в герое жажда свершить, веру в себя и родные массы, в притчах он — наставник генерального героя. Архетип волшебника (либо колдовского беса) — один-одинешенек из более старых образов, отличен от архетипа тени тем, что может одинаково дышать и благо, и злобно. Сам К.Грам. Юнг черкает: Иногда ее (фигуру беса. — Е.В.) можнож едва с огромным произведением либо практически нельзя отличить от тени; но чем главным образом преобладает волшебная черта, тем быстрей она быть может разделена от тени, что важно постольку, так как она может обладать также и положительный нюанс разумного ветхого человека [10]. Двойственный образ волшебника прибывает ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНИ (коллективное бессознательное как сфера диалектики добра и зла)персонификацией выбора и познания, тот или иной могут водиться обращены в благо либо злобно. Отзвуки изначального единства образов мудреца и волшебника, т.е. произошедшего процесса фрагментации архетипа большого отца, иллюстрируют дела Господа и Мефистофеля в поэме И. Гете Фауст. В ней же меж Всевышним и Духом отрицания просматривается обоюдная симпатия, сотрудничество (как и меж Яхве и Дьяволом в Библейской Книжке Иова), желая и Мефистофель, и Сатана злобны настроены по отношению к генеральному герою, дышат злобно, смятение, мучения в его жизнь.
В рамках принесенной службы нас главным образом в итоге интересует сюжет о борьбе с соперником, о финале битвы с деструктивными массами, постоянно спящими в психике жителя нашей планеты. Периодического изображения архетипа тени нам пока отыскать не удалось, потому о нем идет произнести подробнее. Во-главных, тень может представать перед героем в разнообразных обликах: антропоморфном, зооморфном либо соединять их свойства. Обычный для культуры сюжет борьбы с зооморфной тенью -битва героя с чудовищем, в виде тот или другой отыскали отражение первичные массы коллективного бессознательного.
В итоге данной нам победы герой зарабатывает принцессу, т.е. женственная число его души оказывается извлеченной из бессознательного и освоенной, либо из останков тела поверженного чудовища герой создает что-то новое. Но встречается и второй вариант битвы с тенью, представленной в антропоморфном виде. Густо этот антропоморфный соперник владеет цельными свойствами нрава героя, но с обратным знаком, т.е. его воля направила те же самые задатки не во благо (борьба за справедливость — неотъемлемая черта героя), а во злобно (хитрый тиран — обычный антипод героя). Этого злостного двойника может одолеть лишь сам герой, т.к. лишь он в состоянии преодолеть черную страну собственной же личности. И лишь эти две победы, т.е. овладение и трансформация негативного нюанса коллективного бессознательного, а также преодоление собственных пугающих задатков и опыта, спрятанного в глубине субъективного бессознательного дозволяет сделать решение о том, что психика индивидума, сквозь пластичное взаимодействие сознания и бессознательного выходит на новейший, гармоничный и плодотворный ватерпас развития.
Два нюанса архетипа тени, коллективный и личный, взаимосвязаны: Потому что персональная тень постоянно находится в качестве компонента личности, из нее может безпрерывно создаваться коллективный образ [9]. Персональная тень состоит из вытесненных в бессознательное переживаний отдельного индивидума, коллективная тень может встречать форму образа врага крупных соц групп либо народов, на основании коллективных представлений синтезируется и повсевременно воспроизводится архетип тени, всеобщий нужный компонент коллективного бессознательного. Сознание тени нужно личности для осознания собственного несовершенства, но тень гуще в итоге являет собой сплав личных черт и психологических потенций, о тот или другой человек не обладает никакого представления. В итоге того, что тень держит досадные, неприличные свойства личности, принесенное содержание не разрешается непринужденно в сознание, а поступает в него опосредованно — с подмогою снов. Из-за неспособности жителя нашей планеты признать существование тени в своей психологической структуре могут показаться темы в самопознании, общении. Архетип тени время от времени принуждает жителя нашей планеты иметь отношение к неким людям недоброжелательно по одной элементарный причине: нехватки, тот или иной индивидум не в массах распознать в для себя, он отчетливо лицезреет в ином человеке.
На базе предоставленного опыта К.Грам. Юнг сделал решение, что тень прибывает по отношению к человеку спроектированной, т.е. бессознательное качество самого себя сначала опознается на наружных объектах. Процесс же понимания архетипа тени — тяжелый и постепенный, но он прибывает нужным соглашением самопознания личности. Из-за беспомощности и недоразвитости сознания этот процесс для почти всех жителей нашей планеты остается незавершенным, что печально, т.к. в архетипе тени пропущен громадный потенциал для развития личности, тот или иной не сумел по каким-или причинам реализоваться в реальности. Эким образом, трансформированный архетип тени делается источником жизненной массы и творческого начала в психике индивидума.
ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНИ (коллективное бессознательное как сфера диалектики добра и зла)Один-одинешенек из вариантов изображения архетипа тени приводит и сам К.Грам. Юнг. Этот образ он нарекает трикстер, одалживая его из мифологии южноамериканских краснокожих. Конкретно в виде трикстера раскрывается то страшное, что содержит в себе понятие бессознательное. Он прибывает всевышним, человеком и животным в один-одинехонек личности, но еще пока так бессознателен даже по отношению к себе, что его тело не прибывает единичным целым: две его руки бьются одна с второй. Трик-стер — это коллективный образ тени, совокупа целых низших, животных черт нрава в людях. В этом внешности он представляет из себя пропадающий ватерпас сознания, у тот или другой меньше сил для того, чтоб утвердить себя. Но в форме отчасти ассимилированного коллективного бессознательного трикстер может представляться спутником генерального героя, его младшим товарищем. Тут он проявляет свойства нрава, противоречащие принципам поведения героя, экие как хитрость, робость, жадность и т.п., тот или иной приводят к происхожденью вздорных ситуаций. Трикстера можнож выяснить в карнавальных видах Пульчинеллы, клоуна и др. В эком случае целью существования вида трикстера в культуре делается внесение в сознание идеи о относительности ценностей, творенье диалектики в отношении к ним [6]. Конкретно трикстер в повествованиях о герое делает шутливый контекст, отчасти отрицающий смелый пафос. Как число ассимилированного архетипа тени трикстер олицетворяет внутреннее самоотрицание, самокритику, присущую каждому развитому сознанию. Потому образ трикстера — удачный опыт удержать образ тени в сознании и подвергнуть его сознательной критике, т.к. в бессознательном никакой корректировки не происходит [11].
Положительной чертой для развития особенности в человеке прибывает некое число здорового эгоизма, сосредоточенного в архетипе тени, т.к. принесенное качество, обычно относимое сообществом к классу негативных, все таки прибывает нужной составной долею особенности, возможности различать себя от коллектива и хранить его перед особой уравнительных заявок общины. Человечий коллектив постоянно устремляется обеспечить таковой стиль жизни и экие формы общего проживания, тот или иной бы в меньшей ступени водились подвержены дестабилизации при действии сил, работающих в индивидуме. Запрещенными оказываются не только лишь любые тенденции к дестабилизации коллектива, да и развитие этаких тенденций в индивидуме [4]. Потому даже само признание наличия брутальных и других антиобщественных тенденций глядело бы, приклнным членом сообщества, храбрый поступок. Потому исследование своей грешной страны, а тем паче служба с ней — это порядочно весомый шаг.
Отметим, что К.Грам. Юнг распознает процессы угнетения и вытеснения в психологической жизни индивидума. Угнетением он нарекает здоровый процесс, в ходе тот или другой человек различает деструктивные и антисоциальные намерения и решает не исполнять их. Вытеснение — процесс отрицания и игнорирования темной страны психологической жизни, приводящий к психическому дискомфорту. Демонические энергии глодать проявления изначальной двойственности в итоге мироздания, но вытесненные, они появляются как рвения жителя нашей планеты к деструктивнос-ти. Они проталкиваются назад с той насильно, тот или иной имелась пропорциональна ступени их вытеснения. Но, водясь вставленными, они могут водиться обращены к благу. Энергия архетипа тени не посещает нейтральной, и ежели ее не направить к созиданию, она с той же насильно устремится к разрушению [7]. Следовательно, целостность личности будет тем посильнее, чем главным образом негативных качеств преодолено и ассимилировано психикой. А. Грюн, обобщая так К.Грам. Юнгом, практикующими психологами о интеграции массы, заключенной в архетипе тени, выделяет последующие вероятные пути:
— полюбить свойскую теневую страну (идет речь о принятии подавленных стремлений, но нужно не запамятовать то превосходное, положительные цели и эталоны, к тот или другой устремляется сознание);
— усилить симптомы (развернуть все нехорошие утверждения, довести их до логического завершения и с подмогою данной нам процедуры избавиться от власти архетипа тени, т.к. осознанное злобно — наполовину преодоленное);
— вести диалог с тенью (подавленная естественная злость обретает острые социально небезопасные формы лишь тогда, иной раз ее длинно отрицали и держали взапери. Схожий диалог удержит сознание от односторонности и слепоты в нравственных оценках);
— сыграть личный антиобраз и его раскритиковать (это сориентирует преодолеть раздвоенность сознания и бессознательного в психологической жизни);
— проглотить свойскую тень (очень применять разрушительные энергии бессознательного, преобразуя их в положительные, подсобляет творчество. Ведь скрыта творчества неразрывно спаяна со волей, хорошем, почтением и доверием к окружающему миру и живущим в нем людям — неотъемлемым качествам духовности в людском сообществе) [2].
Аналитическая психология по-свойскому приносит ответы на нескончаемые вопросцы о появлении самосознания, участке и роли блага и злобна в становлении и развитии личности. Для предоставленного направления отыскивающей идеи благо и злобно как продуктивная и деструктивная тенденции в психике каждого жителя нашей планеты изначальны, их постоянная природа -двойственность психологической действительности каждого представителя людского рода. Персонифицированное в архетипе тени, злобно представляет из себя неокультуренный пласт психологических энергий коллективного и личного бессознательного. Другими словам, для того, чтоб осознать, как человек быть может добр, продуктивен в каждый деятельности, ему нужно осознать, как он же быть может зол, деструктивен, чтоб в свете сознания и воли трансформировать разрушительные энергии в творческую множество. Эким образом, в психологической жизни индивидума воспроизводится диалектическая модель, и в итоге синтеза противоположностей появляется новое состояние целостности психики, нарекаемая учеными самостью, инди-видуацией либо центроверсией.
Библиографический перечень
1. Голан А. Миф и знак. — Мтр.: Русслит, 1994. — 371 с. (Исследователь мифологии и символики, пришел к этакому же решению. Он черкает, что на стадии неолитической религии жили лишь Богиня неба и Бог мира, любой из тот или другой мог проявить милость либо гнев по отношению к человеку.)
2. Грюн А. Раздирание. Интеграция тени / http:// psylib.org.ua.
3. Кэмпбелл Дж. Герой с тысячью личностями. -Мтр.: София, 1997. — 336 с.
4. Нойманн Э. Глубинная психология и новенькая этика. Человек магический. — СПб.: Академический чертеж, 1999. — С. 34-35.
5. Нойманн Э. Происхождение и развитие сознания. — Мтр.; Киев: Рефл-бук, Ваклер, 1998. -462 с.
6. Пелипенко А.А., Яковенко И.Грам. Культура как налаженность. — Мтр.: Языки российской культуры, 1998. -С. 123-135.
7. РасселДж.Б. Князь массы. — СПб.: Евразия, 2002. — С. 396.
8. Элиаде Мтр. Избранные сочинения. — Мтр.: Ладомир, 2000. — 414 с. (Создатель проводит параллели космогонического и личностного легенд, их корпоративная схема: сотворение (рождение) — погибель (тесты) — восстановленье (заслуга)).
9. Юнг К.Грам. Душа и миф. 6 архетипов. -Мтр.; Киев: Порт-рояль, Совершенство, 1997. -С. 354.
10. Юнг К.Грам. Психология бессознательного. -Мтр.: Канон, 1994. — С. 143.
11. Юнг К.Грам. Психология вида трикстера. // Душа и миф. 6 архетипов. — Мтр.; Киев: Порт-рояль, Совершенство, 1997. — С. 345-356. Е.Ю. Глотова
С признательностью к творцу: Е.Ю. Вавилова, 2008

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Posted in Экология человека by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *