Байкальские родники

Байкальские родникиОазисы океана на континенте
Кто отчаливал в экспедицию, тот знает, как великолепен фактор ее начала. Ежели на научно-исследовательском судне — то музыкой будто шум мотора, равномерно набирающего обороты. Ежели на каре — то чувство дороги, движения вперед. Вот и на данный момент заводит песнь мотора наш экспедиционный уазик, на тот или иной мы отправляемся на западный участок БАМа, на минеральные источники Предбайкальской впадины.Байкальские родникиОазисы океана на континенте
Кто отчаливал в экспедицию, тот знает, как великолепен фактор ее начала. Ежели на научно-исследовательском судне — то музыкой как будто шум мотора, равномерно набирающего обороты. Ежели на каре — то чувство дороги, движения вперед. Вот и на данный момент заводит песнь мотора наш экспедиционный уазик, на тот или другой мы отправляемся на западный участок БАМа, на минеральные источники Предбайкальской впадины. Это снижение рельефа в равнине реки Киренги и в верхнем движении большой Елены. В ней глубоко под светом залегают соляные пласты, оставленные тут морем, воды тот или другой плескались в дальнем кембрийском периоде.
Один-одинешенек из более ведомых соленых источников — Ключевской, изливается близко от поселка Магистральный, у подножия бугров из известняка, изъеденного карстовыми действиями. Опосля образования серии луж и разливов он впадает в одну из проток Киренги. Вода его хлоридно-натриевая, практически что морская: из-за разбавления рассола речными водами общественная минерализация на выходе источника сочиняет 10,5 грам/литр.; но на вкус она ладно соленая, по солености сравнима с внутренними морями, воды тот или иной опресняются впадающими в их реками. Засолена и окружающая источник почва.
Кто же обитает в нем, в этом махоньком неповторимом фрагменте океана среди Азиатского континента? Из макро-зообентоса (донных беспозвоночных с масштабами наиболее 2 мм) бессчетным оказался рачок гаммарус озерный (Gammarus lacustris), скорее, одна из бессчетных морф этого облика, пространно всераспространенного в разных водоемах Европы, Сибири и Далекого Востока. Схожая морфа (соляная) встречена нами в неких солоновато-аква озерах Восточной Сибири. Примечательно, что настоящий вид рассчитывается свойственным стоячим водоемам, а здесь найден в текучих водах.
Но в Ключевском источнике оказались находки куда наиболее занимательные. Это организмы, тот или иной освоили морскую среду обитания либо вообщем вначале приходят морскими по происхождению. К основным можнож отнести веслоногого рачка Cletocamptus retrogressus. Ко вторым — зеленоватую нитчатую водоросль Percursaria percursa, пространно всераспространенную в литоральной зоне разных морей, и приемлимо морских раковинных корненожек — фораминифер.
В бранные полтора года те либо другие из перечисленных морских элементов имелись разысканы еще в пары источниках Северного Прибайкалья: в Усть-Кутском, Турукском, Ермаковском, Непском минеральных и в термальном близ пос. Верхняя Заимка. В Ключевском источнике оказалось сходу три облика фораминифер, над 2-мя из тот или иной еще пока приходится разбивать котелок, к какому семейству их отнести. 3-ий же был не так давно описан как новейший для науки под заглавием трохаммина бамовская (Trochammina bami), в честь подвига мастеров строителей магистрали.
Пребыванье в минеральных источниках фораминифер в особенности изумительно. В нынешнее время не тайна около 30 тыс. идущих в ногу со временем и ископаемых внешностей этих простых. Ископаемые остатки фораминифер в отложениях на нечутче постоянно свидетельствуют о трансгрессии моря* на настоящий участок и разрешают датировать период, в тот или иной она произошла. Находки же нынче живущих внешностей (к примеру, в грунтовых водах в глубине песков Каракумов) молвят о том, что трансгрессия произошла сравнимо не так давно, по геологическим меркам, само собой разумеется. Другой путь расселения этих организмов нетрудно тяжело представить. Откуда же в Ключевском и вторых названных источниках явились неясные морские ингредиенты фауны, ежели море там водилось лишь в кембрии?
Этот вопросец чрезвычайно главен, так как посреди исследователей Байкала с XIX века длится страстная дискуссия о вероятном наличии недавних морских корней у какой-то числа эндемичной фауны озера. К 1960-1970-мтр годам установилось суждение, что открытого воздействия моря на ее становление в рубежах геологического возраста озера не водилось, может быть, кроме прихода конструктивных иммигрантов — омуля и нерпы (ну и у их недавнее морское происхождение долею ученых оспаривается). Да и по этот день пора от поры в Байкале раскрывают облики организмов, чрезвычайно схожие на морские.
Nota Bene
* Трансгрессия моря — пришествие моря на сушу в итоге опускания заключительней, поднятия океанического дна либо роста размера воды в океаническом бассейне (из-за таяния ледников, к примеру).
Во 2-ой половине прошедшего века различными создателями, русскими и иностранными, водилось изображено, что степень Мирового океана в протяжении кайнозойской эпохи важно (в спектре сотен метров) колебался. Он то снижалсся, и тогда, к образцу, меж Чукоткой и Северной Америкой появлялся сухопутный мост — Берингия, а Япония останавливалась долею материка, то повышался, и тогда Северный Ледовитый океан достигал, как минимум, 62-й параллели. Зная о этом, мы осмелились представить: а что ежели при один-одинехонек из более больших ватерпасов океана в кайнозойскую эру его воды по Енисею достигли Нижней Тунгуски, залили ее равнину, перевалили сквозь низкий водораздел в бассейн Елены и на непродолжительное пора вошли в Предбайкальскую впадину? А там и до Байкала оставалось рукою подать, так как истоки и самой Елены, и ее притоков (Киренги, Улькана) находятся в нынешнее время только в пары километрах от него по открытый полосы.
Байкальские родникиБайкальский хребет, делящий бассейны Елены и Байкала, геологически очень молод; его поднятие вышло в точке третичного — четвертичном периодах. Вдруг ранее вправду водилась какая-то отношение меж 2-мя бассейнами?..
В нынешнее время соленые воды Ключевского источника изливаются на возвышенности 353 метров над степенью моря. Склон холмика над его выходами труден мягенькими, разрушающимися известняками, из тот или иной вымываются недурно сохранившиеся башенковидные раковинки моллюсков. Этакие породы никак не могли образоваться ни в пресноводных, ни в наземных соглашениях. Водясь ограничены во поры, мы арестовали только пару образчиков этого известняка в надежде провести определение его возраста — вдруг окажется не древним, кембрийским, а недавним, кайнозойским, оставленным морской трансгрессией теснее в то пора, иной раз чуток южнее формировалась впадина Байкала и его самобытный животный мир. Но пока загадка осталась загадкой: радиоуглеродное датирование, проведенное Литр..А. Орловой в Институте геологии и минералогии СО РАН, представило, что возраст этих отложений выше 45 тыс. лет. Настоящий способ не дозволяет найти наиболее старый возраст. Но предположение пока не опровергнуто: в рубежах даже бездушного плейстоцена (бранные 800 тыс. лет) ростов степени океана водилось немного
Очередной неповторимый естественный объект — Ульканский минеральный источник. Он выходит в пойме реки Улькан, в ее устьевой числа. Высачиваясь сквозь грунт, он сформировывает истинную соленую протоку длиною в немного сотен метров. Пробраться к ней можнож сквозь заболоченную низину, а поближе к берегу — сквозь густые заросли тростника. Судя по цельному, путь к источнику знают чрезвычайно немногие обитатели ближайших поселков, и посещается он изредка. Вода его также хлоридно-натриевая, с суммарной минерализацией 8,8 грам/литр.. И сходственно Ключевскому источнику, в Ульканском обнаружены бессчетные амфиподы Gammarus lacustris. Тут они оказались еще больше обильными; протока практически кишела гаммарусами, плавающими в воде, роющимися в грунте. Кормятся они, явно, обильным органическим детритом; водные растения тут имелись малочисленными. Видеозапись и количественные пробы дозволили приблизительно оценить частота этих животных — от 1,5 до 6 тыщ экз./м2 (в среднем 3 тыс. экз./м2 ). В обществе они прибывали безусловным доминантом.
Бессчетные выходы соленой воды знамениты и на левом берегу Елены выше городка Усть-Кут против села Турука (Турукский источник). Некие из их изливают наисильнейший рассол с минерализацией до 157 грам/литр.; в вторых выходах он успевает разбавиться речной водой. Разбавленный рассол наполняет глухую заводь реки (курью), тот или иной для мальков рыб может оказаться хитрой ловушкой: плывя в верхнем (пресном) оболочке воды, нагоняемой ветром из Елены, они гибнут, попадая в наиболее тяжкий рассол, тот или иной противотоком движется поглубже, из курьи в реку.
Но в то же пора для неких организмов соленая вода — не помеха. Тихо плывет громадный клоп — водяная скорпионница, присаживается отдохнуть открыто у грифона с выходом рассола. Функциональны большущие личинки комаров-лимониид. И открыто у уреза извивается, как змея, какое-то большущее животное. А недалеко еще немного. Кто же это? Рыбообразное позвоночное — дальневосточная ручьевая минога (Lethenteron reissneri)! Отчего-то конкретно на этом, соленом, участке берега Елены миноги прибиваются к берегу, роются в прибрежном иле. У их иной раз-то имелись морские прородители; потом они замерзли забегать временно в реки, ворачиваясь назад в море, но с течением времени утратили с ним всякую отношение. Все-таки не исключено, что в генах этих простых позвоночных сохранилась какая-то память о океане, и они, почуяв соленую воду, устремляются сюда, в курью. Очередной пункт, где есть выходы хлоридно-натриевых соленых вод, — окраина городка Усть-Кут.
Как и в вторых сходственных участках, тут иной раз-то доставали соль, и даже действовал солеваренный завод, а в 1927 грам. был организован курорт; в наши дни это великолепно оборудованное лекарственно-профилактическое учреждение. Около корпусов курорта размещается очень соленое озеро. Изливаясь из колодца, рассол в озере еще более крепчает за счет испарения, и минерализация в нем добивается 123-139 грам/литр.! В рассоле хранится маленькая примесь сероводорода и радона, тот или иной приходят функциональными лекарственными компонентами. На дне озера отлагается вязкая врачебная минеральная грязюка, тот или другой также применяют на курорте, а берега окаймлены багряно-красноватой полосой из растений-солеросов. И в этом наисильнейшем рассоле тоже бурлит жизнь. В массе плавают рачки артемия сибирская (Artemia sibirica), для тот или иной конкретно засоленные озера — самые пригодные участка для жизни. И неограниченное количество личинок мух, роющихся в верхнем оболочке грунта. Около берега — масса опустевших пупариев, в тот или иной мухи прошли окукливание, а потом вылетели. Мы никак не ждали, что конкретно эти организмы окажутся преобладающими в этаком необыкновенном водоеме. А открыто в соленом потоке второго усть-кутского источника, изливающегося из искусственно пробуренной скважины, поселился аква лишайник — Dermatocarpon arnoldianum. В нем также рождается, проходит стадию личинки и окукливается большущее число мух из семейства зеленушек; рои взрослых насекомых кружатся над потоком ручья, дно тот или другой обильно заросло ясно-зеленоватым водорослевым войлоком. В итоге проведенных исследований при недавней инвентаризации рефугиальных экосистем Байкальского региона соленые источники имелись отнесены к рефугиям реликтов-галофилов, посреди тот или иной морской элемент, бесспорно, будет предметом пристального интереса ученых.
Байкальские родникиБайкальские родникиОбщества источников
Природно, опосля выявления структуры сообществ различных источников перед исследователями встает задачка как-то эти общества классифицировать, разложить по полочкам и выявить закономерности, какой их тип каким источникам свойствен. Для Байкальского региона экая классификация еще лишь строится, все-таки теснее на данный момент можнож именовать некие самые отличительные разновидности.
Гастроподный монодоминантный тип свойственен неким правильно термальным источникам, а также наиболее прохладным на выходе, но разливы тот или иной в горячие летние дни прогреваются до температур выше 20 C. Львиная толика биомассы макрозообентоса (85% и наиболее) в их приходится на единый, но массовый вид брюхоногих моллюсков (гастропод) из рода Lymnaea; в частности, это прудовик сибирский (Lymnaea sibirica). В качестве образца можнож именовать Окусиканский источник со страны восточного портала Северомуйского тоннеля, группу Чойганских источников в Восточном Саяне (на их размещается незначительный курорт ХойтоГол) и ряд вторых. Как ценозообразователь может выступать и вид рода Gyraulus (к примеру G. acronicus), для тот или другой отличительны маленькие плоскоспиральные раковины.
Гастроподный бидоминантный тип общества отличителен для разливов горячих терм с ослабленным процессом, первичная продукция в тот или иной чрезвычайно высока за счет обильно разрастающихся бактериально-водорослевых матов. При различии определенных внешностей генеральная структура предоставленных сообществ безукоризненно всепригодна: они слагаются только один-одинешенек (но массовым) обликом из рода прудовиков — Lymnaea, и один-одинешенек (и тоже обильным) из рода катушек — Gyraulus. Общество этого вида типично для Хакусского, Дзелиндинского, Киронского, Ирканинского источников, для термы на полуострове Золотой Ключ по впадающей в Байкал реке Турке. Гастроподылимнеи охотно употребляют в еду изумрудно-зеленоватые маты и сочиняют иногда наиболее 97% биомассы макрозообентоса таковых источников. Минерализация воды в их низкая и меняется от 0,22 до 0,89 грам/литр., температура в участках, где встречаются моллюски, 29-43 С, рН воды смещен в сторонку щелочного (7,2-8,2). Это для моллюсков чрезвычайно главно: они не выдерживают кислую реакцию среды (разрушается их известковая раковина).
Амфиподный биоценоз (от наименования отряда ракообразных — амфипод, либо бокоплавов) отличителен для соленых источников со слабеньким, пореже умеренным процессом до 0,2 мтр/с, ладно прогреваемых в летнее пора, богатых детритом, или с обильным развитием бактериально-водорослевого мата либо водорослевого войлока. Минерализация воды в их варьирует от 2,6 до 10,5 грам/литр., по составу она хлоридно-натриевая, с нейтральной либо слабощелочной реакцией (рН 6,8-7,8). В обществе преобладает выше упомянутая соляная морфа Gammarus lacustris. Этот тип общества описан для минеральных источников Ключевской и Ульканский, участками встречается также в Ермаковском. В горячих источниках картина быть может другой. К примеру, в источнике Верхняя Заимка (содержание солей — в итоге 0,2 грам/литр., pH = 8,0) единый и массовый вид амфипод — байкальский Gmelinoides fasciatus. Завышенную минерализацию он не любит, а вот довольно высшую температуру (до 27-29 C) бегло выносит. Не исключено, что и в составе байкальской фауны этот вид сохранился как реликтовый с теплого третичного периода. Как и в случае с моллюсками, встречаются не только лишь моно-, да и бидоминантные амфиподные общества. Они образованы вместе живущими Gammarus lacustris и Gmelinoides fasciatus. Пример — Гусихинский горячий источник в Баргузинской равнине.
Диптероидные общества образованы представителями отряда двукрылых насекомых (Diptera), а конкретно многообразными семействами комаров и мух. На основанию преобладания хирономид, или общего хирономид и олигохет, слагаются общества пресных и слабо минерализованных (до 2,8 грам/литр.) неотзывчивых источников с летними температурами 2-5 C. Из исследованных нами к таким можнож отнести Мунокский (курорт Талая), Олхинский, Институтский, горные источники на хребтах Хамар-Дабан и Байкальский. Общества с преобладанием личинок мух различных семейств — зеленушек, береговушек — отличительны для еще наиболее соленых источников (Усть-Кутский, Непский), желая встречаются в чрезвычайно обширном спектре минерализации: от 1 до 139 грам/литр.. Мухи предпочитают и наиболее высочайшие температуры воды — 6 C и выше.
Турбеллярный тип отличителен для почти всех пресных и экстремально неотзывчивых источников Восточной Сибири. В их наблюдается большущее изобилье маленьких темных планарий (Phagocata sibirica, время от времени иные облики), тот или иной несведущее обитатель часто встречает за пиявок и безукоризненно бесполезно боится. Все-таки пребыванье в источнике этих червяков, любителей мороза и высочайшего содержания кислорода, разговаривает о высочайшем качестве его воды.
Перспективы мониторинга
Предшествующим рассказом мы попытались уверить читателя, что наблюдение за хим составом и жизнью жителей источников могут ладно послужить тяжбе охраны природы. Родники с их стабильным в движение в итоге года режимом как нельзя превосходнее подходящи для экологического мониторинга гидросферы на континентах, способны беспристрастно отражать состояние подземных вод. Все иные водоемы — озера, пруды, огромные и маленькие реки и остальные — подступают для этого важно младше, так как обстановка в их сильно зависит от случайного стечения событий, и природную обратимую флуктуацию бегло можнож принять за воздействие антропогенного фактора.
Не так давно научный сотрудник Биолого-почвенного института ДВО РАН Д.А. Сидоров высказал догадку, что находки подземных жителей, стигобионтов, могут иметься непринужденно привязаны к месторождениям углеводородных нужных ископаемых — нефти и газа. По-видимому, в этом глодать резон, так как стигобионты встречаются сначала там, где залегают известняки и доломиты, и сообразно развиты карстовые полости, дозволяющие им сыскать жизненное место. И конкретно к эким породам обыкновенно приурочены залежи углеводородного сырья.
Ежели эта догадка подтвердится, разведка нужных ископаемых приобретет новейший, довольно обычной и дешевенький био способ. Это в особенности главно в соглашениях Российского Севера, где энергично ведутся разведывательные службы, в частности, в северных участках Иркутской области и на юге Якутии. БАМтр, тот или иной поспешили водилось объявить ненужной стройкой XX века, реализует близкое предназначение: он останавливается дорогой к большущим естественным богатствам нашей страны. Но надо устремляться к тому, чтоб действие деятельности жителя нашей планеты на ранимую природу Севера водилось наименьшим. Оттого обязаны совершенствоваться способы разведки, чтоб не отыскивать полезные ископаемые методом тыка. А родники, выходит, могут и указать на близость нефти и газа, и недвусмысленно среагировать на вероятные нехорошие последствия в ходе буровых служб и освоения местности.
Биоразнообразие родников главно изучить и
. В не далеком водящемся в стране обязана иметься организована масштабная инвентаризация био ресурсов. А это не только лишь промысловые рыбы, млекопитающие и морские беспозвоночные. Сходственно известным байкальским эндемикам, организмы, живущие в источниках, владеют предназначенными адаптациями. А следовательно, генетической специфичностью. В соглашениях бурного развития генной инженерии очень главно знать, чем мы располагаем в качестве вероятного начального вещества.
Байкальские родникиПриродно, актуален вопросец и о охране самих неповторимых естественных объектов, тот или другой приходят источники, в особенности горячие и минеральные. У аборигенного народонаселения почти все из их почитаемы (рассчитывается, что там обитают духи, хозяева определенных участков), оттого к ним касаются чрезвычайно бережно. Число таковых источников находится на местности заповедников. И главно, чтоб при промышленном освоении северных участков сами компании защищали источники и не рушили их. Необыкновенную тревогу, как не разов отмечалось, вызывает состояние горячих источников, употребляемых в бальнеологических (целебных) целях. Внесение их в реестр памятников природы никак не дышит избавления от экстремально высочайшей перегрузки. От большущего наплыва гостей курортов источник загрязняется, вытаптывается целый растительный покров в его окружении, реликтовым жителям останавливается негде жить. Выход нам видится в оптимизации сети оберегаемых естественных территорий и в законодательном установлении строгих санкций за всякую деятельность, приводящую к разрушению неповторимых микроэкосистем.
***
Байкальские родникиВ заключение мы считаем близким длинном поблагодарить целых коллег, без тот или иной эта статья не взяла бы: А.С. Плешанова, заместителя начальника Сибирского института физиологии и биохимии растений, инициатора служб; О.Грам. Лопатовскую, проводившую хим анализы воды; ботаников И.Н. Егорову, Е.А. Судакову и А.В. Лиштву; зоологов и гидробиологов Т.Я. Ситникову, Грам.Литр.. Окуневу, Грам.И. Помазкову, Литр..С. Кравцову, Н.А. Рожкову, В.П. Семерного, Литр..Н. Дубешко, А.Н. Матвеева; соучастников экспедиций Е.В. Амбросову, А.В. Арбузова, О.В. Ивакину, А.С. Каверзину, В.В. Павличенко и почти всех вторых, а также наших неутомимых экспедиционных водителей П.А. Жеребцова и С.П. Морхоева, иногда совершавших чудеса, чтоб доставить нас к неисследованным неповторимым объектам
В.В. Тахтеев, А.В. Галимзянова, Иркутский муниципальный институт
Источник: «Экология и жизнь», 3(88) 2009 грам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Posted in Эконовости by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *