ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?

ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?
Что этакое публичный контроль
В марте 2001 грам. биотехнологическая компания Монсанто объявила о приостановлении реализации трансгенного кортошки сорта Naturemark Bt и о готовности купить хоть какое число его зерен, теснее завоеванных фермерами Северной Америки. Монсанто заявила, что предпосылкой этого вывода имелось жажда компании сфокусировать свойскую деятельность на остальных сортах, для тот или иной живут наиболее внушительные рынки сбыта.
Но настоящей предпосылкой экого конструктивного и бесприбыльного для компании шага стал повальный отказ от этого кортошки фермеров, а основное 3-х огромнейших производителей картофельных чипсов в Северной Америке — McCain Foods, Lamb Weston и J.R.Simlot, тот или другой под давлением общественности заявили, что не будут наиболее употреблять в близкой продукции ГМтр-составляющие.ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?
Что этакое публичный контроль
В марте 2001 грам. биотехнологическая компания Монсанто объявила о приостановлении реализации трансгенного кортошки сорта Naturemark Bt и о готовности купить хоть какое число его зерен, теснее завоеванных фермерами Северной Америки. Монсанто заявила, что предпосылкой этого вывода водилось жажда компании сфокусировать свойскую деятельность на иных сортах, для тот или иной живут наиболее полноценные рынки сбыта.
Но настоящей предпосылкой этакого конструктивного и бесприбыльного для компании шага стал повальный отказ от этого кортошки фермеров, а ключевое 3-х больших производителей картофельных чипсов в Северной Америке — McCain Foods, Lamb Weston и J.R.Simlot, тот или другой под давлением общественности заявили, что не будут наиболее применять в близкой продукции ГМтр-составляющие. [51] Сходственных образцов, иной раз потребителям различных государств удалось воздействовать на политику биотехнологических компаний и вынудить их соблюдать близкие права, не настолько не мало, но они светло демонстрируют, что публичный контроль в сфере биобезопасности вероятен и что непростая и страшная служба множества экологических и потребительских организаций по цельному миру приносит близкие плоды.
Еще великую значимость публичный контроль приобретает в критериях глобализации, иной раз настоящую власть над миром приобретают не правительства отдельных государств, а транснациональные компании (ТНК), единственная мишень тот или иной — получение и рост прибыли всякий ценой. Давление биотехнологических ТНК в Рф и странах СНГрам чувствуется теснее на данный момент, но еще больше остро эта неувязка встанет опосля вступления Рф в ВТО. Русское правительство не один раз на публике заявляло о родных планах условно вступления в ВТО, нарекая при всем этом самые различные сроки: от декабря 2005 грам. до 2007 грам. Это повлечет катигоричные конфигурации управлял и торговли, и ведения сельского хозяйства, и размещения новейших промышленных компаний на местности Рф. А для людей страны это значит новейшие обстоятельства выживания, а следовательно, и новейшие управляла забавы в области публичного контроля теснее не только лишь с государством, да и с таковым сильным лоббистом интересов межнациональных компаний, каковым самое большее лет прибывает ВТО.
Публичный экологический контроль прибывает формой реализации конституционного права каждого гражданина на благосклонную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на воздаянье убытка, причиненного его здоровью и имуществу экологическими преступлениями. Иными словами, так как ГМО приходят потенциально небезопасными для здоровья и окружающей среды, мы, сообразно Конституции, располагаем право на получение инфы обо цельным, что дотрагивается содержания ГМО в продуктах кормления, их воздействия на жителя нашей планеты и природу, располагаем право влиять на политику муниципальных органов и компаний, продвигающих ГМО на наш рынок.
Можнож с уверенностью огласить, что и подготовка статьи о ГМО для аборигенной газеты, и предъявление иска компании, повинной в генетическом загрязнении, приходят деятельностью в области публичного контроля. Но генеральное отличие разовой акции от публичного контроля включается в системности и комплексности заключительного. Конкретного определения публичного контроля (либо, как именуют в английской литературе, public advocacy, public watch) нет. Потому рискнем предложить свойское. Итак, с нашей точки зрения, публичный контроль — это скрупулезно обмысленный и спланированный комплекс деяний разнообразного степени и направленности, призванный воздействовать на процесс принятия муниципальных заключений и/либо на политику компаний в целях роста их открытости и социальной ответственности.
Для чего же нужен публичный экологический контроль? Мировой опыт показывает высочайший потенциал вовлечения общественности в обеспечение соблюдения запросов природоохранного и потребительского законодательства. Предоставление доступа к инфы о загрязнении окружающей среды, составе товаров кормления поощряет предприятие к принятию мер по предотвращению загрязнения, увеличивает его корпоративную ответственность перед гражданами.
Публичный контроль помогает наиболее полному соблюдению экологических запросов, запросов в области био и продовольственной сохранности методом использования приборов, тот или другой разрешают:
расценивать и сравнивать экологические характеристики компаний и биологическую сохранность продукции;
обеспечивать общедоступность инфы;
провоцировать энтузиазм со страны (потенциально) потерпевших к компаниям, характеристики занятия тот или иной существенно гуще обыденных характеристик для их сектора;
применять давление с общественной стороны и СМИ для усиления природоохранного законодательства и нормативов продовольственной сохранности и полного соблюдения работающих запросов;
налаживать неизменный диалог меж предприятиями, контрольно- надзорными органами и общественностью.
Главной движущей насильственно публичного контроля приходят НПО, предохраняющие права и интересы людей. Но даже на Западе, где общественная активность обычно выше, число жителей нашей планеты, вовлеченных в деятельность эких организаций, не превосходит 3-5% народонаселения, в нашей стране эта цифра, наверно, исчисляется десятыми толиками процента. Явно, что без помощи самих людей, служба в области публичного контроля посещает не чрезвычайно действенной. В продвинутых странах при осуществлении публичного контроля НПО опираются, обычно, на так-называемый средний класс. Это достаточной великая прослойка, к примеру, в США к ней причисляют третья часть в итоге народонаселения страны.
Бизнес большинства ТНК во многом очень зависим от позиции среднего класса развитых стран — более экономически мощного потребителя продукции ТНК. Потребитель экономически развитых стран Европы и Северной Америки по собственному степени заработка и образования владеет неповторимой вероятностью — мастерить осознанный выбор в выгоду продукции экологически либо социально ответственной компании, а не, вероятно, наиболее дешевеньким продуктом, но произведенным экологически (либо социально) разрушительными ТНК. В развивающихся странах ситуация другая — потребитель там по собственному степени заработков, обычно, лишен потенциала вправду беглого выбора — он принужден приобретать продукт более дешевенький, без разницы от ступени экологической либо социальной ответственности компании-производителя. Таковым образом, сложившиеся в бранные десятилетия новейшие, так-называемые экологически чувствительные рынки, где доминирует более платежеспособный массовый потребитель — средний класс продвинутых стран, в главную очередь Европы, приходят сильным фактором экологизации нацеленного на эти рынки бизнеса.
ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?В качестве образца публичного контроля, эффективность тот или другой имелась полностью и вполне обоснована поддержкой и функциональной позицией среднего класса, можнож привести кампанию против вырубки старовозрастных лесов Карелии. В половине 90-х грам. наикрупнейшая лесозаготовительная финская компания Энсо договорилась с властями Карелии о вырубке старовозрастных лесов на границе Рф и Финляндии. Природно, зеленые не могли не встать на охрану так именуемого зеленого пояса Карелии. Но акции искреннего деянья лишь вызывали раздражение чиновников и автохтонных обитателей, тот или другой длительное пора внушали, что рубка леса — единый источник заработка для их. Тогда водилось решено действовать методом давления на компании на их отчизне. Карельская древесина шла на экспорт в европейские страны и применялась для производства бумаги. В этих странах имелась организована кампания по отказу потребителей приобретать продукты, произведенные из русских старовозрастных лесов. Кампания имелась так удачной, что Энсо ощутила настоящие убытки и имелась обязана пойти на переговоры с экологическими организациями, а далее объявить мораторий на рубки в спорной зоне.
Эта кампания послужила толчком для развития порядка публичного экологического контроля в русском лесном секторе. В неких регионах страны усилиями большущих интернациональных и незначительных региональных организаций удалось достигнуть многого: собрана информация о сохранившихся участках ненарушенных лесов, налажен диалог с самыми большими иностранными лесодобывающими компаниями, действующими в определенных регионах, начат процесс добровольной лесной сертификации и т.д. На то, чтоб придти к сотрудничеству с властями и делом покинуло наиболее 10 лет. Нельзя огласить, что на данный момент все полностью гладко, но общественность приобрела настоящую потенциал контролировать этот сектор, с воззрением знатоков экологических организаций квитаются и учитывают при принятии заключений на самом высочайшем степени.
Мы убеждены, что сделать экую же налаженность публичного контроля в области биобезопасности можнож, и Европа теснее сделала много принципиальных шагов в этом направлении.
Опыт евро противоборства ГМО
Социологический опрос, проведенный в 2001 грам. организацией исследования публичного суждения Евробарометр по заказу Европейской Комиссии, изобразил, что 94,6% людей ЕС жаждали бы располагать право выбора, 85,9% жаждали бы располагать преимущественно инфы о ГМО, 70,9% не хотят употреблять в еду ГМтр-продукты, а наиболее 56% считали, что ГМтр- продукты небезопасны. [30] Исследование продовольственного базара Европы, проведенное в 2001 грам., изобразило, что, столкнувшись с нежеланием потребителей приобретать ГМтр-продукты, практически все изготовители, входящие в число двадцатки больших, объявили о отказе от применения ГМО в производственном процессе. В числе эких компаний оказались Юнилевер, Нестле, Пепси Кола, Данон и др. Почтенье к интересам потребителей — постоянно водилось один-одинешенек из ценностей в деятельности компании Данон. Потому мы приняли вывод не применять ГМтр-ингредиенты в продуктах, предаваемых в Европе, — заявили представители Данон. Отметим, что идет речь лишь о продуктах, производимых этими компаниями для евро базара. Обязанные действовать так под мощным прессингом европейской общественности и из опасений утратить евро покупателя, компании встали позиционировать себя таковым образом и в иных странах, в том числе в Рф и СНГрам, не предоставив убедительных доказательств неимения ГМО в их продукции.
Для того, чтоб достигнуть настолько ясных результатов — конструктивного нежелания большинства народонаселения государств ЕС употреблять в еду ГМтр-продукты и отказа производителей от применения ГМО — потребовалось пару лет целенаправленной занятия крупного числа активистов, организаций и знатоков. Можнож огласить, что точкой отсчета кампании против ГМО стал 1996 грам. В 1996 грам. в Европе вышло немедленно 5 принципиальных событий, тот или другой и вызвали крупный публичный резонанс задачи ГМО. Во-главных, Англия объявила о вариантах болезни жителя нашей планеты коровьим бешенством. Во-вторых, в тот же год из США в европейские порты прибыли главные партии трансгенных кукурузы и сои. В-третьих, водилось объявлено о основном в мире удачном опыте по клонированию животного — в Англии явилась овечка Долли. В-четвертых, США и Канада использовали механизмы ВТО, чтоб достигнуть снятия евро запрета на мясо скотин, выращенных с употреблением гормонов роста. И заключительнее — биотехнологическая компания Монсанто подала в трибунал на Европейскую Комиссию в взаимоотношения с тем, что она не одобрила употребление ГМтр-гормонов при производстве молока. Все эти действия всколыхнули общественность. Волна протестов имелась так мощной, что теснее в 1998 грам. в Европе был введен мораторий на выкармливание и употребление ГМО.
ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?В европейской кампании против ГМО участвовало крупное число НПО: экологические, потребительские, социальные, а также фермерские союзы. В корпоративной трудности в европейской кампании против ГМО приняли роль наиболее 100 НПО. Во многом ее фуррор был обоснован конкретно соединением крупного числа локальных, государственных, европейских и интернациональных организаций для заслуги корпоративной цели. Главными соучастниками европейской кампании против ГМО встали НПО, функционирующие в области охраны окружающей среды, охраны прав потребителей, экономического и общественного развития, сельского хозяйства. Но водилось бы ошибочным утверждать, что основанием фуррора кампании против ГМО в Европе стало конкретно крупное число соучастников, так как экий же обширный диапазон институтов гражданского сообщества так же много представлен и в США.
Более функциональное роль в кампании приняли две международные экологические организации Гринпис и Товарищи Земли, а также Consumers International. Посреди европейских можнож выделить этакие НПО, как A Seed Europe, Ecoropa, Association of European Consumers, European Farmers’ Coordination (CPE). Также в кампанию водились вовлечены почти все национальные и локальные НПО и соединения незначительных фермерских хозяйств, водящих органическое земледелие.
По принесенным Евробарометра, в 2003 грам. индекс доверия сообщества к инфы по теме сохранности, поступающей от НПО, был на порядок выше, чем от научных институтов, органов власти и компаний. Доверие к муниципальным органам в Европе сильно пошатнулось опосля скандалов, связанных с коровьим бешенством. [30]
Соединенье по территориальному признаку
Все организации-соучастники кампании против ГМО в Европе можнож поделить на должно группы:
1. Организации государственного степени, располагающие близкие подразделения лишь в рамках одной страны (к примеру, Legambiente, Confederation Paysanne, Consumers’ Organization). Организации, входящие в эту группу, действуют на локальном и государственном ватерпасах. Но косвенно их деянья могут оказывать воздействие и на общеевропейскую политику (воздействуя на министров близкой страны, они могут воздействовать на принятие заключений на степени Совета Европы). Эти организации участвуют в коалициях с иными НПО и политическими партиями на государственном степени. Их роль в общеевропейской кампании против ГМО непрмямое, они делегируют возможности по представлению родных интересов на степени ЕС подходящим большущим сетевым НПО.
2. Организации государственного степени, располагающие близкие подразделения как снутри страны, так и в Брюсселе (к примеру, Colditetti). Эти организации действуют как с локальными и государственными органами власти, так и с институтами ЕС. Как и организации основного разновидности, они едва лишь косвенно соединены с общеевропейской кампанией против ГМО. Они участвуют в коалициях государственного степени и едва лишь иногда обладают контакты с большими европейскими НПО. 3.Международные организации, тот или другой обладают близкие консульства в разнообразных странах и кабинет в Брюсселе (Товарищи Земли, CPE, Зеленые, Гринпис). Эти организации, их плотно именуют зонтичными, действуют на цельных ватерпасах от локального до общеевропейского, участвуют в коалициях на цельных этих ватерпасах. Они обладают мультиуровневую структуру, проходящую через каждую тематическую кампанию (лесную, токсическую, генетическую и т.д.). Благодаря близкой транснациональности, они более много доставляют европейскую кампанию против ГМО. Разница меж международными и транснациональными организациями состоит в том, что главные сочиняют многообразные группы государственного степени (с многообразными позициями и ценностями), тогда как 2-ые базируются на мультиуровневой структуре, препровождающей совместную политику и совместные интересы.
Соединенье по тематическому признаку
Анализ пресс-релизов и общественных заявлений разнообразных соучастников европейской кампании против ГМО указывает, что они все поднимают одни и те же задачи: ГМО в сельском хозяйстве, воздействие ГМО на окружающую среду, охрана прав потребителей. В рамках этих заморочек рассматриваются многообразные нюансы, но большая часть из их сводятся к обеспечению беглого выбора фермеров и потребителей, чистоте зерен, противодействию генетическому загрязнению. Экому единообразию можнож отыскать немного обстоятельств. Во-главных, это необходимость в сплоченности для заслуги цели. Для того, чтоб сформировывать политические коалиции, организации обязаны сказать на один-одинехонек языке (как в искреннем, так и в переносном смысле) и договориться о главных вопросах, с тот или иной они действуют. Во-вторых, сельскохозяйственные, экологические и потребительские вопросцы регулируются на степени государственных правительств и европейских институтов. Потому для большей эффективности близкой деятельности соучастники кампании против ГМО пользуются определениями, употребляемыми в программных документах ЕС. Конструктивные выступления и экстремистское левое крыло (антиглобалистское движение) остаются в меньшинстве и действуют в главном на государственном степени.
ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?И тем более, позиции соучастников кампании распознаются в зависимости от:
1. Интереса, тот или другой они уделяют каждому из качеств задачи биобезопасности. Так, к примеру, Гринпис и Товарищи Земли акцентируют свойскую деятельность на экологических рисках ГМО, BEUC (Европейская потребительская организация, Брюссель), Eurocoop и Eurocommerce — на потребительских качествах, COPA-COGECA (Комитет проф сельскохозяйственных организаций ЕС — Конфедерация сельхозкооперативов ЕС), Eurocommerce, Eurocoop IFOAM (Интернациональная федерация движений за органическое земледелие) и CPE — охраняют интересы фермеров.
2. Дела к возможному степени содержания ГМО. Экологические организации и CPE выступают против хоть какого содержания ГМО, в то пора как вторые НПО придерживаются наиболее прагматичной позиции. BEUC, COPA и COGECA считают, что ГМО безизбежно будут находиться в нашей жизни и выступают за мудрое ограничение содержания ГМО в продуктах кормления.
3. Дела к науке. Экологические НПО оговаривают научные университеты в том, что генетическое загрязнение стало вероятным, вторые НПО ложут всю ответственность за негативное воздействие ГМО на окружающую среду на органы власти ЕС.
4. И в конце концов, от дела к принципу загрязнитель платит. Суждения НПО благодаря чему вопросцу разделились: одни, к примеру, BEUC, считают, что вся ответственность обязана лечь на плечи биотехнологических компаний, вторые (Гринпис) ложут ее на производителей сырья, третьи (IFOAM) — на производителей окончательного продукта и потребителей. По суждению COPA, COGECA и Eurocoop, крестьяне не обязаны отвечать за нехорошие последствия распространения ГМО.
Благодаря экому видовому разнообразию, соучастникам кампании против ГМО удалось сделать вправду могучую налаженность публичного контроля, охватывающую все нюансы задачи ГМО и воздействующую на все ватерпасы власти. Потому, возможно, правильнее будет именовать европейское движение против ГМО не транснациональным, а мультиуровневым.
Надо отметить специфику отношений НПО и европейских органов власти. НПО смогли адаптировать близкие коллективные деянья к структуре ЕС и выстроили налаженность лоббирования родных интересов с учетом необыкновенностей муниципального управления ЕС. И даже невзирая на то, что эта налаженность девственно европейская, отдельные ее компоненты можнож с фуррором употреблять и в иных странах.
Европейский Парламент и Европейская Комиссия поощряют роль НПО в политических действиях. Иной раз идет речь о экий суровой и комплексной теме, нужны познания и поддержка обученных профессионалов в области экологии и здравоохранения, потому органы власти ЕС плотно завлекают знатоков из НПО в качестве консультантов. Европейская Комиссия держится стратегии открытости и предоставляет финансовую подмога институтам гражданского сообщества, в том числе и на занятие по лоббированию публичных интересов в органах власти.
Соучастники движения против ГМО энергично применяли эту налаженность лоббирования публичных интересов. В качестве главных лоббистских групп можнож выделить должно организации, располагающие консульства в Брюсселе: Гринпис, Товарищи Земли, потребительская группа BEUC. Конкретно они, в главном, и препровождали интересы цельных иных соучастников кампании на европейском степени. Их лоббирование водилось узко соединено с законодательным действием. Действуя изнутри, эти НПО сделали чрезвычайно самое большее для того, чтоб задачи ГМО взяли в планах занятия органов власти ЕС и чтоб энтузиазм к ним не уменьшился. Должно отметить, что экологические и потребительские группы пользуются почтением в структурах ЕС. Члены Партии Зеленоватых обладают много площадей в Европейском Парламенте, и почти все вторые партии также уделяют крупное интерес вопросам охраны окружающей среды и прав потребителей. Посреди членов Европейской Комиссии также много жителей нашей планеты, поддерживающих экологические и потребительские НПО.
Главными объектами лоббирования на европейском степени встали этакие университеты, как Европейская Комиссия, Европейский Парламент и Европейский трибунал, на государственном степени — отдельные министры, члены Евро Парламента либо государственных судов.
В начале главной мишенью лоббистов имелась Европейская Комиссия, надо водилось правильным образом поставить вопрос ГМО. Далее соучастники кампании переключили свойское интерес на Европарламент и Совет Европы, чтоб влиять на процесс принятия заключений по предоставленной теме. Обе эти структуры приходят главными в определении политики в отношении биобезопасности. Должно фазой кампании стал публичный контроль за исполнением законодательства на государственном и региональном ватерпасах. Экологические, потребительные организации и фермерские союзы также действовали и спустя Европейский трибунал в целях вербования интереса общественности и органов власти к теме ГМО.
С 1998 грам. в Европейском суде водилось осмотрено 18 дел по вопросам биобезопасности. Эти подевала обладали обширный публичный резонанс, благодаря информационной службе соучастников кампании против ГМО. Так, к примеру, французские организации Confederation Paysanne, Гринпис Франции и ассоциация Ecoropa Франции подали иск о отмене постановления от 5 февраля 1997 грам., сообразно тот или иной ГМтр-куку- руза Bt-176 компании Новартис имелась разрешена к выращиванию Европейской Комиссией по представлению Франции, вопреки суждению других 13 стран-членов. До Евро суда процесс рассматривалось в Верховном суде Франции, тот или другой вынес вывод о приостановке деянья разрешения (ввиду возникновения новейших предоставленных о нехорошем действии ГМтр-кукурузы на окружающую среду и, вероятно, здоровья жителя нашей планеты) и передаче подевала в Европейский трибунал. Далее в 2000 грам. Европейский трибунал вынес вывод о предоставлении штрафных санкций Франции за преднамеренный срыв процедуры согласья ГМтр-зерен. Процесс вызвало крупный резонанс, предоставленные о вероятных негативных эффектах, связанных с ГМтр-кукурузой Bt-176 встали имуществом обширной общественности. С октября 2004 грам. эта кукуруза употребляется в еду в шеренге государств ЕС, но, по состоянию на 2005 грам., воспрещена в Германии и Австрии.
Кроме роли в процессе принятия заключений на европейском и государственных ватерпасах, соучастники кампании против ГМО также старались воздействовать на публичное мировоззрение методом проведения протестных акций, тот или другой пространно освещались в СМИ. Эти акции можнож поделить на три генеральные группы:
направленные против определенных органов власти ЕС (к примеру, 17 мая 2000 грам. зеленые партии провели пикет против Евро Парламента);
направленные против европейских компаний (к примеру, акция против евро отделения Монсанто, проведенная 22 мая 2003 грам.);
акции помощи (к примеру, Гринпис Италии проводил акцию в поддержку французского активиста Жозе Бове).
Заслуживает отметить, что акции на государственном степени водились наиболее эффективны, чем на общеевропейском. По суждению неких аналитиков, причина этого включается в том, что акции, направленные против европейских институтов власти, водились наиболее мягенькими и безмятежными по сопоставлению с мероприятиями государственного масштаба. По сопоставлению с европейскими, национальные органы власти поближе к общественности, и воздействовать на их вывода немного тривиальнее. Осмотрим в качестве образца стратегии и стратегии кампании против ГМО на государственном степени ситуацию во Франции и Италии.
ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?Кампания против ГМО во Франции
Главными соучастниками кампании в стране встали Гринпис Франции и Confederation Paysanne (СР). Обе организации приступили к службе с предметом биобезопасности в начале 90-х гг. XX века. Специфичностью кампании во Франции стала отношение задачи ГМО с политической обособленностью и государственной сохранностью страны. Гринпис инициировал проведение обширной информационной кампании и кампании по лоббированию введения моратория на ГМО муниципальными структурами Франции. Водились задействованы денежные и административные ресурсы организации (включая собственного представителя в Европарламенте) при сборе инфы о рисках ГМО и последствиях их применения, тот или иной далее распространялась для обширной общественности. Гринпис также проводил акции на фермах, тот или другой выращивают ГМО, в институтах, водящих разработки в данной области, а также около магазинов, изменяющих ГМтр-продукты.
Желая организация CP и намного младше по сопоставлению с Гринпис, ее калоритные акции и харизматичный фаворит Жозе Бове сыграли чрезвычайно главную роль в вербовании интереса общественности к вопросам ГМО. Организация прибывает соединением фермеров, она имелась сотворена как кандидатура официальной фермерской организации Federation Nationale des Syndicats d’Exploitants Agricoles (FNSEA). CP разглядывает сельское хозяйство спустя призму соц интересов и выступает против его индустриализации, поддерживаемой FNSEA. Она также помогает продвижению устойчивых способов ведения сельского хозяйства, органического земледелия. Владея достаточно конструктивными взорами и обладая малое финансирование, CP достигнула того, что ее позиция в области ГМО имелась поддержана общественностью и сыграла главную роль в установлении контроля за ГМО в стране.
Иной раз в 1997 грам. компания Новартис зарегистрировала главные во Франции ГМтр-культуры, Гринпис и СР начали функциональную кампанию протеста. Подходы СР водились хватить конструктивными: ее соучастники проводили акции по уничтожению посевов ГМтр-культур и саботировали поставки ГМтр-зерен, но они также участвовали и в официальных мероприятиях, эких как публичные слушания. В 1999 грам. Гринпис и СР сообща с иными соучастниками европейской кампании против ГМО торжествовали вступление в массу общеевропейского моратория. Но в 2001 грам. Агентство Франции по продовольственной сохранности сказало, что нормальные, не ГМтр-культуры, поставляемые в страну могут оказаться на генном уровне загрязненными. В 2000 и 2001 грам. СР провела ряд конструктивных акций, в том числе, против МакДональдса, тот или другой завлекли крупное интерес СМИ и общественности и сделали ее фаворита Жозе Бове один-одинешенек из самых ведомых жителей нашей планеты страны. Даже тюремное заключение активисты СР применяли как информационный повод для распространения инфы о ГМО и предложения кандидатуры в облике органического земледелия. Обладая пространную сеть представительств в странах Европы, Гринпис во многом поддерживал деятельность СР, в том числе информационно.
Величайший фуррор кампании содержался в том, что ее соучастники связали объект ГМО с опасностью экономическому развитию Франции, ударом по ее государственной независимости, американизацией вида потребителя. Эти вопросцы приходят очень чувствительными для Франции, они пространно дискуссируются в ходе политических дебатов и в сообществе.
Как и во почти всех иных странах, отношение автохтонного народонаселения к глобализации неоднозначное. Одни лицезреют в этом положительные причины (к примеру, развитие интернациональной торговли), вторые — отрицательные (утрата контроля правительства Франции над вопросцами государственной экономики). В любом случае, слово глобализация чрезвычайно плотно звучит на устах обитателей Франции, необычно оживленные споры появляются вокруг эких заморочек, как воздействие глобализации на экономику страны, ее национальную и автохтонную специфику. Необычно чувствительными приходят вопросцы, связанные с качествами глобализации, затрагивающими локальную независимость в стране. Финансовая независимость — мечта цельных французов, а основанием данной независимости подобать, по их суждению, встать сельское хозяйство. По принесенным опросов, проведенных организацией SOFRES в декабре 2000 грам. — январе 2001 грам., 71% респондентов убеждены, что сельское хозяйство прибывает главнейшей отраслью экономики Франции и считают нужным укрепление его роли. 81% респондентов заявили, что хотят приобретать французские продукты, даже ежели они будут дороже привезенных из других стран. Таковым образом, сообщество Франции готово к тому, чтоб выплачивать за сохранение обычного сельского хозяйства страны. Потому логично, что ГМО, воспринимаемые как угроза главнейшей отрасли экономики страны и государственной сохранности, вызвали экий бешеный протест у народонаселения. В 2000 грам. 64% респондентов заявили, что за бранные 10 лет качество товаров усугубилось, а целью номер один-одинехонек для Франции они окрестили улучшение свойства европейских продуктов. В 2001 грам. 62% потребителей окрестили недостающими меры, встречаемые для обеспечения сохранности товаров кормления. 75% французов в 2002 грам. выступили против ГМО.
Сейчас Франция не выращивает ГМтр-культуры, но еще в 19981999 гг. на долю ГМтр-кукурузы приходилось более сто тыс. га. [39]
Кампания против ГМО в Италии
Итальянская кампания против распространения ГМО обладает крупное значение для целой Европы. Благодаря общим усилиям и слаженной службе, соучастники кампании смогли привлечь на свойскую страну правительство страны и побудить его принять принципиальные политические вывода в области биобезопасности.
Движение против ГМО сформировалось в Италии в половине 90-х гг. XX века. Этому содействовали два фактора. Главным стал скандал вокруг коровьего бешенства, в итоге тот или другой Италия ввела запрет на импорт говядины из Англии. 2-ой фактор — прибытие основного багажа ГМтр-сои из США в ноябре 1996 грам. Главным в стране кампанию против ГМО начал Гринпис Италии. Гринпис считает, что задачи коровьего бешенства и ГМО узко соединены вместе, так как европейцы, боясь коровьего бешенства, встали употреблять преимущественно сои как альтернативного источника белка. В Италию поставлялась в главном ГМтр-соя (по принесенным Гринпис Италии, 2002 грам.).
Главными соучастниками кампании против ГМО в Италии встали две коалиции публичных организаций. В главную коалицию вошли экологические организации Verdi Ambiente Societa (VAS), Гринпис Италии, а также ассоциация фермеров Legambiente и потребительские организации Federconsumatori и Codacons (ассоциация групп по охране природы и охране прав людей), Государственная Конфедерация ремесленников, маленького и среднего бизнеса (CNA) и Ассоциация итальянских кооперативов (COOP). Во вторую, еще наиболее полноценную по масштабам коалицию, вошли наиболее 500 НПО Италии (посреди их этакие организации, как WWF Италии, ассоциации фермерских хозяйств, водящих органическое земледелие, соц центр Carta di Milano). Выступив в первый раз против ГМО на биотехнологической конференции, тот или иной проходила в 2000 грам. в Генуе, эти коалиции призвали правительство Италии объявить мораторий на распространение ГМО.
Более пространно посреди соучастников кампании против ГМО представлены экологические и сельскохозяйственные организации. Некие из их предпочитают действовать в сфере лоббирования законов и других политических заключений в области биобезопасности, вторые — в сфере роста осведомленности народонаселения по вопросам, связанным с ГМО. Неким организациям удается соединять в близкой службе обе стратегии. Надобно отметить, что главная стратегия также косвенно повлияла на публичное мировоззрение, потому что неувязка ГМО стала пространно дискуссироваться в политических кругах.
Генеральную роль в изменении позиции правительства по отношению к ГМО сыграла организация VAS. VAS выступала с резкой критикой по предлогу коммерциализации ГМтр-товаров без соблюдения норм ЕС. Министр здравоохранения Италии наделил возможностями встречать все вывода в области коммерциализации ГМО институт Superiore di Sanita (аналог нашего Роспотребнадзора). В декабре 1999 грам. Институт нашел семь ГМО, тот или другой не подходили заявкам ЕС (в частности, Директиве 258/97). В ответ на это правительство воспретило коммерциализацию 4 видов ГМтр-кукурузы. Конкретно против этих видов выступала в 1999 грам. организация VAS. В октябре 1999 грам. Европейский комитет по продовольствию ввел экий же запрет. Таковым образом, Италия стала одной из государств, тот или другой поддержали интернациональный мораторий на ГМО. Позже Италия также требовала на продлении срока деянья моратория. Можнож созидать, что VAS оказала суровое воздействие на принятие политических заключений в области биобезопасности.
Главной же задачей Гринпис Италии стала информационная кампания по росту осведомленности народонаселения о теме ГМО. Для этого водились предпочтены две стратегии деяний: образовательные мероприятия и акции искреннего деянья. Образовательные мероприятия водились нацелены на потребителей и проводились в большущих супермаркетах и в площадях крупного скопления жителей нашей планеты. Кроме рассказа о ГМО, соучастники акций давали потребителям настоящую кандидатуру — продукты, подготовленные из органического сырья. В организации этих типичных ярмарок органических товаров также встречали функциональное роль Coldiretti и Aiab.
Ассоциация небольших фермерских хозяйств Coldiretti, в отличие от офи-циальных соединений фермеров, имелась настроена против ГМО. Ассоциация лоббировала близкие интересы как на государственном, так и на европейском ватерпасах. На государственном степени она действовала общо с иными потребительскими и экологическими организациями. На локальном степени водились проведены не совершенно традиционные мероприятия. Спустя чертеж Безопасная посевная ассоциация пробовала побудить бизнесменов, занимающихся сельским хозяйством, к внедрению порядка сертификации и порядка сбора инфы, нужной для отслеживания продукции. Кроме этого Coldiretti разрабатывала законопроекты регионального степени, дотрагивающиеся зон, легких от ГМО.
Кампанию против ГМО поддержали многообразные политические партии Италии. Так, к примеру, Федерация Зеленоватых провела в мае 2002 грам. массовую акцию против посольства США в Риме, выражая протест против политики Администрации Буша в области биотехнологий. Правительство Берлускони при всем этом пробовало сохранить нейтралитет и достаточно благоприятно касалось к биотехнологиям.
Некие соучастники кампании против ГМО примкнули к антиглобалистскому движению, доказывая это необходимостью сохранения государственных традиций. Близкой целью они провозгласили борьбу против гиперлиберализма и неоколониализма межнациональных корпораций. Вторые же соучастники, против, старались ограждаться от антиглобалистов. Посреди их имелась и ассоциация Coldiretti, невзирая на то, что она пропагандировала итальянские продукты и выступала против делокализации и унификации. По убеждению Coldiretti, крестьяне обязаны иметься легки в выборе, какие культуры (ГМтр- либо органические) им растить. Разговаривая на один-одинехонек языке с органами власти ЕС, ассоциация выступала за соблюдение принципа предосторожности. К данной же группе прилегала и консервативная политическая партия Alleanza Nazionale (AN). Как заявили представители молодежного крыла партии: Идеологически мы не против развития биотехнологий, но мы считаем, что неконтролируемое распространение ГМО на агропродовольственном базаре может привести к суровым последствиям для природы. Италия уверенно ощущает себя на мировом базаре, благодаря ладно зарекомендовавшим себя обычным товарам. Повсеместное употребление ГМО лишит нас этого преимущества. Эта группа организаций не прибывает соперником глобализации экономики, но выступает в качестве заступника интересов итальянских производителей на мировом базаре. По их суждению, соблюсти эти интересы сориентирует маркировка ГМтр-товаров, теория порядка выявления ГМО, а также развитие базара органических культур и товаров внут-ри страны. Они убеждены, что интересы цивилизации обязаны превалировать над интересами межнациональных компаний.
Таковым образом, видно, что соединенье разнообразных организаций в борьбе с ГМО позволило привлечь к данной теме интерес муниципальных органов и поставить ее в число приоритетных для страны. Этому в большой ступени содействовали также и проведенные общественные акции. Мобилизовав близкие усилия, экологические и потребительские организации достигнули конфигурации публичного суждения в свойскую выгоду.
Решения
Имелась ли кампания против ГМО едва лишь короткосрочной акцией, основанной на политической конъюнктуре, либо же это число длительной стратегии, направленной на устойчивое развитие? Однозначно ответить на этот вопросец дозволит лишь пора. Сейчас же, по суждению создателей доклада Protesting Food: NGOs and Political Mobilization in Europe, движение против ГМО узко соединено со специфичностью политической обстановки, появившейся в взаимоотношения с вопросом коровьего бешенства, и потому прибывает, вероятнее всего, короткосрочной кампанией. Но, по их суждению, последующее развитие кампании будет зависеть от того, как будет решаться неувязка ГМО на степени отдельных государств и ЕС и от того, как это будет соотноситься с интересами экологических и потребительских организаций.
ГМтр-культуры, запрещенные в странах ЕС
Германия:
— кукуруза Bt176 (Сингента), воспрещена в 2000 грам. Причина — воздействие на нецелевые облики, вероятное приобретение стойкости к лекарствам, людьми и животными, вероятное приобретение насекомыми стойкости к Bt.
Франция:
— рапс Topas 19/2 (Байер), запрещен в 1998 грам. Причина — утечка генов и как следствие — распространение растений, устойчивых к гербицидам;
— рапс MSlxRfl (Байер), запрещен в 1998 грам. Причина — утечка генов и как следствие — распространение растений, устойчивых к гербицидам.
Австрия:
— кукуруза Bt 176 (Сингента), воспрещена в 1997 грам. Причина — воздействие на нецелевые облики, вероятное приобретение стойкости к лекарствам, людьми и животными.
— кукуруза T 25 (Байер), воспрещена в 2000 грам. Причина — необходимость охраны, экологически уязвимых территорий, неименье плана мониторинга и суждения, связанные с сохранностью употребляемого гербицида.
— кукуруза MON 810 (Монсанто), воспрещена в 1999 грам. Причина — воздействие на нецелевые облики.. Люксембург:
— кукуруза Bt 176 (Сингента), воспрещена в 1997 грам. Причина — вероятное приобретение стойкости к лекарствам, людьми и животными.
Греция:
— рапс Topas 19/2 (Байер), запрещен в 1998 грам. Причина — воздействие утечки генов.
Из веществ заседания Совета Европы от 24 июня 2005 грам.
В отличие от европейских коллег, соперники ГМО в США не смогли выступить единичным фронтом, и их кампания не имелась настолько действенной. Во многом это разъясняется тем, что южноамериканские потребители преимущественно доверяют органам власти, а также тем, что биотехнологические компании обладают в США куда большее воздействие. Опросы, проведенные в США, также демонстрируют негативное отношение потребителей к ГМО, но америкосы в целом намного наименее осведомлены о вопросах биобезопасности.
На базе анализа евро опыта изведаем выделить генеральные элементы действенного публичного контроля в области биобезопасности.
1. Функционируя с экий комплексной вопросом и обладая настолько влиятельных и могущественных оппонентов, главно попытаться охватить максимум направлений занятия в области публичного контроля. Вот эти генеральные направления:
информирование общественности о теме и маршрутах ее вывода, творение информационного поля и неизменное поддержание энтузиазма публики к теме, формирование определенного дела жителей нашей планеты к ГМО и их возможным рискам. Это направление предполагает занятие со СМИ (подготовка и информационных веществ, проведение мероприятий для журналистов) и впрямую с популяцией (образовательные мероприятия, акции для вербования интереса и исследования публичного суждения и т.д.);
роль в принятии заключений (инициирование депутатских запросов, внесения поправок в законодательство) и принятии новейших законов, содействующих усилению контроля за ГМО;
контроль за соблюдением работающего законодательства: инициирование прокурорских проверок, судебные иски против муниципальных органов и компаний, нарушающих законодательство;
поиск и вербование приверженцев из числа ученых, докторов и т.д.;
воздействие на политику компаний в целях роста их социальной ответственности: проведение опросов компаний-производителей, тестирование продукции на наличие ГМО, стимулирование ответственных производителей к обратной маркировке и т.д.
2. Понятно, что одна организация не в мощах действенно действовать по цельным сиим фронтам. Потому единственно верным заключением представляется соединенье усилий. Этакие пробы предпринимаются как на степени Рф, так и на международном степени. Так, в 2004 грам. был сотворен Союз СНГрам За биобезопасность. В его состав входят 17 организаций из 6 регионов Рф и 7 государств СНГрам. В рамках этакого рода соединений чрезвычайно главную роль играет сечение сферы ответственности меж их членами. Но, пожалуй, главным закладом эффективности занятия разнообразных организаций снутри 1-го соединения прибывает неизменный размен информацией и опытом. Сейчас, к раскаянию, часто в среде экологических организаций возникает ситуация, иной раз в один-одинехонек и том же городке одна группа не обладает инфы о деятельности родных коллег, действующих в том же направлении. Это не может не тормозить совместную занятие.
3. Европейский опыт указывает, что изобразившая себя очень действенной налаженность публичного контроля, обхватывающая все нюансы задачи ГМО и воздействующая на все ватерпасы власти, имелась сотворена во многом благодаря вовлечению организаций самых различных направлений. Желая движущей насильственно кампании и выступали экологические и потребительские организации, фермерские союзы, ассоциации производителей, политические партии, социальные и правозащитные организации также внесли личный крупный вклад. Потребительским союзам Европы удалось привлечь на свойскую страну производителей товаров кормления, и таковым образом биотехнологические компании лишились одной из главных родных мотивированных групп. К раскаянию, в Рф и странах СНГрам на нынешний задевай потенциал этих организаций употребляется не хватить.
4. Так же недостаточно, на наш взор, в Рф ведется политическая деятельность по лоббированию публичных интересов в области биобезопасности, необычно деятельность изнутри политических структур. Главные соучастники европейской кампании лоббировали принятие законов и иных заключений впрямую спустя родных представителей в Европейской Комиссии и Европейском Парламенте, спустя членов иных поддерживающих их партий. Вероятно, творимая в нынешнее время в Рф экологическая партия Альянс зеленоватых России (Зеленоватая Россия) сориентирует достигнуть такого же результата и у нас. Употребление ГМО в сельском хозяйстве для производства товаров кормления рассматривается в Манифесте партии как угроза здоровью жителя нашей планеты, природе и экономике.
Мы за укрепление продовольственной сохранности страны, комплексное и неистощительное употребление богатств света, сохранение ее плодородия, мы за органическое сельское хозяйство и отказ от применения пестицидов и на генном уровне модифицированных продуктов, — говорится в документе. [26]
Твердость позиции Зеленоватой России в вопросцах ГМО разъясняется тем, что партия прибывает политическим крылом зеленого движения, великая число тот или другой резко осуждает употребление трансгенных растений и животных в сельском хозяйстве и продуктах кормления. Отдельные люди, располагающие подобные взоры, грызть и в иных партиях и фракциях, и с ими также можнож сделать сотрудничество.
5. Для заслуги большей эффективности главно непрерывно расширять личный инструментарий, употреблять неординарные подходы к службе в области публичного контроля.
Создатель: А.Литр.. Кочинева
С признательностью к источнику: Экологический клуб Эремурус Союз СНГрам За биобезопасность Москва, 2005 — «ГМО: Контроль над сообществом либо публичный контроль?»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
ГМО: Зачем нужен общественный экологический контроль?

Posted in Здоровье и Экология by with comments disabled.