Дарвинизм и генетика

Дарвинизм и генетика

В биологии насчитывается наиболее 30-ти версий развития биосферы Света, творцы тот или иной пробовали осознать и сконструировать закономерности прогрессивного развития жизни. По суждению научного общества более успешной имелась дарвиновская модель эволюции. Но опосля победного скопления фактов, пришло период, иной раз на 1-ый план замерзли выходить необъяснимые с точки зрения классического дарвинизма явления(Д.А.Шабанов).

Дарвинизм и генетика

В биологии насчитывается наиболее 30-ти версий развития биосферы Мира, создатели тот или иной пробовали осознать и сконструировать закономерности прогрессивного развития жизни. По воззрению научного общества более успешной имелась дарвиновская модель эволюции. Все же потом победного скопления фактов, пришло период, иной раз на 1-ый план встали выходить необъяснимые с точки зрения классического дарвинизма явления(Д.А.Шабанов). Необыкновенно конкретизировалась ревизия основательных положений дарвинизма с возникновением генетики.

Тут удивление вызывает надлежащее. Генетика наука экспериментальная, сферой ее исследования приходят молекулярные начала наследственности организмов, а дарвинизм это теория эволюции обликов. По логике, нет и намека на возможность противоборства. И тем более меж ими появился серьезный конфликт.

У Дарвина случаем возникающие подходящие конфигурации типо сохраняются, а вредные уничтожаются, при всем этом сам организм не участвует в этом процессе и остается пассивным объектом отбора.

В генетике, по де Фризу, случайные конфигурации, это мутации-повреждения хромосомного аппарата. независящие ни от среды, ни от организма.

Видите ли в обеих версиях причина конфигурации одна безусловная случайность, но по Дарвину неблагоприятные конфигурации уничтожаются отбором, а в генетике сохраняются в поколениях все конфигурации, не считая летальных (груз мутаций).

Это, глядело бы незначимое различие и стало источником конфликта, потому что генетический груз мутаций логически исключает необходимость отбора (не надо ничего истреблять).

И генетики вознамерились высвободить эволюционную теорию от отбора. Главную попытку предпринял Иогансен, тот или иной экспериментально определил, что в незапятнанных чертах растений природный отбор не действует, желая это имелось светло и до опыта. Он заключил: Генетика устранила базу дарвиновской теории отбора и таким образом неувязка эволюции в реальности приходит идеально раскрытым вопросом. Но традиции так легко преодолеть тяжело, а биологию бросить без теории развития тем паче, потому заключения Иогансена оказались ложными. Но генетики не хотят имелись отходить и предприняли обходной маневр в стиле прямодушного софизма. Они решили чуток-чуток подправить Дарвина: Основанием дарвинизма приходит учение о неопределенной изменчивости. Заключение препядствия о историческом происхождении необходимости, ликвидирование всякой мистики и телеологии в этом вопросце имелось соединено с тем, что Дарвин представил, как необходимость возникает сквозь отбор неопределенных, другими словами нецелесообразных потомственных уклонений , появляющихся в потомстве организмов даже при наличии схожих наружных условий1. Таковым образом, снаружи безвинная замена понятий (неопределенная изменчивость на нецелесообразную) превратила природный отбор в фикцию.

За отбором пришел черед борьбы: углубление познаний о действиях борьбы за существование привело почти всех дарвинистов? к воззрению о необходимости исключить это понятие из числа причин эволюции как метафизическое, очень расплывчатое и суммарное2.

Расправившись таковым рейдерским методом с дарвиновской теорией эволюции, генетика, для охраны от вероятной критики обычно думающих ученых, а ключевое, чтоб дарвинисты ни дай бог не додумались, что их кинули, не только лишь смиренно разыграла роль правопреемницы дарвинизма, не только лишь согласилась на использование (по ее воззрению) фиктивного природного отбора в дарвиновском смысле, да и сама объявила о примирении с дарвинизмом типо по обоюдному согласию.

Этот обман ее представители выдают за новейшую генетическую теорию (СТЭ), все же будем реалистами. Экспериментальная наука, не всходящая в родных исследованиях выше исследования молекулярного ватерпаса живого и ее претензии на теоретическое обоснование законов развития жизни это несопоставимые понятия.

Итак, биология, единственная из природных наук, не располагающая теории.

Это констатация факта. Ни дарвинизм, ни генетика не могут непосредственно ответить на вопросец: что этакое жизнь?

Я нашел более короткие определения в википедии: Жизнь функциональная форма существования материи, в неком смысле высшая по сопоставленью с ее физической и хим формами существования. Жизнь это конструктивное, идущее с издержкой энергии поддержание и воссозданье специфичной структуры.

На этом фоне безусловная бедность дарвинизма явна. Организм приходит единственным настоящим носителем жизни и как такой обязан сначала иметься функциональным, ибо жизнь грызть функциональная форма существования. У Дарвина он пассивный, инертный объект отбора; не считая того в теории эволюции изучается не сам организм, а причина его конфигурации, другими словами конструктивный организм без остатка исключен из сферы познания.

Это в полной мере касается и к генетике, где малой единицей эволюции рассчитывается популяция и где настоящий носитель жизни организм рассматривается только лишь с позиций физической и хим формы существования.

Заключение.

Теоретический застой в биологии приходит следствием априорного и ошибочного дозволенья о безусловной случайности конфигураций организмов.

Основанием, фундаментом биологии соответственна встать теория организма, природа его активности, а не случайная причина конфигурации инертного объекта отбора.

Валентин Тарабанко

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Posted in ЭкоМедицина by with no comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *